Поэт, в России, — больше, чем поэт: Об Украине и России — на Тропе Примирения народов-братьев…

             «пП»ушечный ретромобиль на хрономаршруте: (2021-2016-2021)…

    По нашей доброй старой традиции, мы иногда, когда эхо прошлого красноречиво и актуально отзывается в настоящем и угрожает своей тревожной актуальностью — будущему, мы, «пП»ушкари на нашей машине времени «пП»ушечном ретромобиле отправляемся в «пП»утешествие по хрономаршруту на 5, а то и на 10 лет, благо история нашего интернет-журнала  перевалила уже за 13 лет… А если, проще, без метафор, мы перепечатываем ранее опубликованные материалы, которые, на наш, простоправдистский, взгляд могут вызвать живой интерес у наших читателей. Вот и сегодня мы повторно публикуем выпуск, датированный  13 октября 2016 года: http://prostopravda.ru/literatura/poet-v-rossii-bolshe-chem-poet-ob-ukraine-i-rossii-na-trope-primireniya-narodov-bratev/

Главред «просто ПРАВДЫ» Вилен Очаковский

 

                         Лирическое вступление  

Не бахвальства ради, а ради просто правды — в русле Реки Воспоминаний, я открою  читателю мой биографический фактаж: с Евгением Евтушенко мне посчастливилось встречаться с 1967-го по 2000-ый… В якутском Мирном…В Москве… В Переделкино…В Киеве…И не просто встречаться — ДРУЖИТЬ… А однажды, в 1973-ем, в Мирном, в поселке геологов он представил меня своим друзьям-геологам:» Вилен — мой младший брат»…С удовольствием представляю посетителям «пП» косвенные свидетельства сказанному выше: http://prostopravda.ru/literatura/svetlo-i-radostno-moej-dushe-iz-mirnogo-prislal-privet-moj-staryj-drug-superpoet-v-rossii-bolshe-chem-poet/ …
А с еще бОльшим удовольствием предлагаю ВАШЕМУ вниманию интервью Евгения Евтушенко корреспонденту киевской газеты «Бульвар Гордона» Наталии Двали и подборку его новых стихов… Фактически, Его откровение об Украинской Трагикомедии — от Евромайдана до братоубийственной  АТОшной войны в Донбассе…

Часть первая. Евтушенко: Не верите в примирение с Россией? Не верите в братство? Во что же вы вообще верите?!

Стену из экстремизма, крови и трупов можно преодолеть. Нельзя сдаваться и говорить, что примирение невозможно, заявил в эксклюзивном  интервью «ГОРДОН»  [1] классик современной русской литературы Евгений Евтушенко. Поэт убежден, что происходящее между Украиной и Россией – это болезнь, эпидемия, но она пройдет, как страшный сон.

Интервью получилось случайно. Евгений Евтушенко обратился в интернет-издание «Гордон» с просьбой опубликовать свои последние стихи. Пока мы решали организационные вопросы, выясняли, какие именно стихи публиковать и почему поэт хочет, чтобы их прочла украинская аудитория, я вскользь упомянула, что меня воротит от словосочетания «братский народ», что не верю и не хочу примирения с путинской Россией после стольких жертв на востоке Украины. Сказала и, похоже, всерьез задела спикера. Дальше был тяжелый полуторачасовой диалог, точнее – эмоциональный монолог Евтушенко, в который время от времени удавалось вклиниться с вопросами. Классик убежден, что народы рассорили политики, что «стену из экстремизма, крови и трупов» можно преодолеть и нельзя «сдаваться и говорить: примирение невозможно». Публикуем интервью практически без сокращений и с минимальными редакторскими правками.

 

– Почему для вас важно, чтобы ваши новые стихи прочли в Украине именно сейчас?

– Я считаю, долг поэта и писателя – знать, что происходит с его читателями, что их больше всего задевает, мучает, беспокоит, на что они надеются. Меня тревожит, что политики всего мира ссорятся друг с другом и пытаются поссорить народы. К сожалению, народы поддаются…

Политики думают больше о своем переизбрании, чем о судьбе страны и человечества. А ведь противостояние, особенно больших держав, грозит опасностью всему миру. После крушения СССР почти везде исчезли официальные идеологии. Я об этом не плачу, ведь политики забыли, что корень слова «идеология» – идеал.

Во многих странах молодежь равнодушна к политике, предпочитает идти в бизнес. А если не равнодушна, то ее бросает в левую или правую сторону. В этом тоже опасность. В Советском Союзе самые хорошие читатели поэзии, прозы, философии были из технических вузов. Но сейчас на бывшем постсоветском пространстве ни в технических вузах, ни где-либо еще нет писательских выступлений, гуманитарных дискуссий.

Когда в СССР запрещали книги Булгакова, Солженицына и многих других, их произведения все равно распространялись – подпольно! У нас не было копировальных машин в частных руках, это было запрещено драконовскими советскими законами. Но мы перепечатывали запрещенные книги в научных лабораториях. А сейчас все есть, ничего не запрещено, но люди перестали читать поэзию, прозу, философию. Идет не просто дегуманизация, а дегуманитаризация планеты. Это неправильно, ведь все, что происходит в инновационных открытиях и технологиях, – тоже поэзия! Лучшие научные изобретения основаны на больших метафорах.

– Ваше стихотворение «Петровское окно» заканчивается строками:

Россия, выживи великой,
не поскользнись, не упади,
и человечество с улыбкой
прижми к воспрянувшей груди!
Гвоздями при любом режиме
не нашими и не чужими
мы не позволим все равно
забить петровское окно!

Кто, по вашему, сейчас забивает «петровское окно» России в Европу?

– В стихотворении показано, против чего я восстаю всю жизнь, что меня очень беспокоит. Наше поколение начало выступать за десталинизацию общества, за открытие мира, который у нас украли. Уже в 1955 году я, 23-летний, написал «Пролог», где были строки:

Границы мне мешают…
Мне неловко
не знать Буэнос-Айреса,
Нью-Йорка.
Хочу шататься, сколько надо, Лондоном,
со всеми говорить –
пускай на ломаном.
Мальчишкой,
на автобусе повисшим,
Хочу проехать утренним Парижем!

 

В 1989 году я был избран народным депутатом СССР от Украины. Я был единственным депутатом, в программе которого был пункт: «Отменить унижающие достоинство советского человека выездные комиссии». Вы знаете, что такое выездные комиссии? Это когда каждого человека проверяли: достоин он выехать за границу или нет, достаточно он лоялен государству или нет. Унизительно! Когда отменили выездные комиссии, знайте: это сделал делегат от Украины Евгений Евтушенко.

Я долго этого добивался. Очень долго. Даже Михаил Сергеевич Горбачев махал на меня руками: «Да обожди, не это самое главное!». Так многие считали, не только он. А я добивался, добивался и добился! Уже позже открыли границы и все граждане СССР, а после – новой России, Украины и так далее могли ездить куда угодно. И я счастлив, что приложил к этому немало усилий, превратил одно из своих мечтаний в реальность. Очень важно, чтобы люди чувствовали соединенность со всем человечеством – вот об этом мое стихотворение! Но вдруг все пошло в совершенно другую сторону: и Сталин стал другом, и национализм голову поднял…

Я побывал на одном из заседаний Верховной Рады, услышал националистические речи и мне стало страшно. Почувствовал: рушится вавилонская башня

 

– Когда, по-вашему, наступило это «вдруг» и все пошло не так?

– В конце 1980-х – начале 1990-х, еще существовал первый, горбачевский, созыв парламента. Я побывал на одном из заседаний Верховной Рады, видел, что там происходило, услышал националистические речи и мне стало страшно. Страшно! Почувствовал: рушится вавилонская башня. Я тогда написал песню «Дай Бог», которую Александр Малинин исполняет.

– В последний год развала СССР националистические настроения были во всех республиках. Я спрашивала, когда именно в России все пошло «в другую сторону» и «Сталин стал другом».

– Отношения между Украиной и Россией пошли по неправильному пути потому, что везде начал расти национализм, а интернационализм, то есть ощущение человечества как единого целого, вдруг стал отступать в сторону. В российских ток-шоу часто выступают какие-то эксперты из Украины. Не знаю, кто выбирает для дискуссии именно этих людей, но складывается впечатление, что они хотят рассорить народы.

– А у меня складывается впечатление, что этих «украинских экспертов» из российского ТВ в Украине вообще не знают.

– Сейчас стоит огромная проблема прекратить войну. Я писал об этом в стихах. Я единственный поднимал этот вопрос, а почти все украинские поэты не хотели касаться этой темы. И российские тоже. Я воззвал к разуму человеческому. Я воспитан Пушкиным, а он еще в 19-м веке дал единственно правильное направление, которое я пытаюсь восстановить: единственное будущее, за которое стоит бороться – братство всех народов.

 

Евгений Евтушенко: «Верю, все пройдет, как страшный сон. То, что происходит сейчас – это болезнь, эпидемия, но она пройдет!». 

Но сегодня слово «братство» вообще исчезает. Люди приезжают и спорят в телевизоре так, будто их задача ссориться! Приезжают с заготовленными концепциями, не хотят помириться, не желают найти общую точку зрения, а ведь Украину и Россию сто-о-олько всего соединяет.

– Евгений Александрович, при всем уважении, после двух с половиной лет войны, свыше 10 тысяч убитых, аннексии Крыма и оккупации Донбасса многие в Украине на дух не переносят слова о «братском народе России».

– Некоторые украинцы были на стороне Гитлера, эти люди мне глубоко отвратительны. Мне не нравится, что у вас реабилитируют тех, кто сотрудничал с фашистским режимом. Это страшная человеческая и историческая ошибка! Но надо налаживать отношения, потому что льется кровь! Ее и так достаточно пролилось на Майдане, она льется до сих пор.

На мой творческий вечер приезжала поэтесса из Донецка. Хорошая девочка, пишет, как страшно ей жить каждый день. Я хочу воскресить понятие братства! И то, что я пишу – это возвращение к пушкинскому видению будущего: «Он говорил о временах грядущих, когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся». Вот эта цель вдруг у многих людей исчезла, осталась только вражда друг к другу!

Теперь я вас спрошу: была ли лучшая на свете идея, чем братство народов?!

– Я не знаю, как до вас донести, что с 2014 года Украина начинает и заканчивает день со сводок с фронта. У нас каждый день убитые и раненые. Не верю я ни в братство, ни в примирение с путинской Россией.

– Но я говорю о братстве всех народов человечества! Нельзя переносить ссоры политиков на отношения между народами! То, что вы сказали – ужасно!!! Как это примирение невозможно, что вы тогда предлагаете человечеству?!

– У меня только одно предложение, и не к человечеству, а лично к Путину: забрать своих отпускников в погонах и убраться из моей страны.

– Вы не верите в примирение с Россией? Значит, не верите в возможность братства! Во что же вы вообще верите?!

– Верю в…

– Подождите! Ответьте: вы не стоите на той позиции, на которой стою я?! А я верю, что все пройдет, как страшный сон. Когда именно – не могу сказать, но пройдет! То, что происходит сейчас – это болезнь, эпидемия, но она пройдет!

Вы, в Украине, не верите в людей, которые русские? А я верю!

– Откуда уверенность, что «пройдет», если политики и через 100 лет будут?

– Они будут другими.

– Столыпин говорил: «В России за 10 лет меняется все, за 200 лет – ничего».

– Вы хотите, чтобы я дал рецепт, но при этом произнесли страшную вещь: примирение не-воз-мож-но! Раз уж вы так подружились с США, то прочтите замечательную американскую литературу.

– А что, дружить с Америкой – это преступление в глазах российских граждан?

– Многие американские классики были моими друзьями, например, Джон Стейнбек, Роберт Фрост. У меня в США много друзей среди интеллигенции, профессуры, я выступаю на больших аудиториях, недавно читал стихи в Далласе, меня прекрасно принимали!

Я преподаю в Оклахоме, в моем классе учатся китайцы, арабы, евреи, палестинцы, американцы. Это новые люди, новое поколение, я вижу перед собой детей будущего. А вы не верите в примирение! Как такое возможно?!

В Норвегии, когда возникли угрозы нападения на синагоги, мусульманин обратился с призывом не допустить этого. И десятки молодых мусульман собрались, чтобы оградить синагогу от посягательств арабов. Вы слышали об этом? Почему я могу примирить в своем классе студентов разных национальностей, а вы говорите о невозможности примирения?! Это чудовищная фраза. О чем нам с вами вообще разговаривать?

– Слушаю вас и думаю о 86% рейтинга Путина, о том, что сотни артистов, музыкантов, писателей подписали письмо в поддержку политики президента РФ в Украине и Крыму.

– Один из основателей американского гуманизма Ральф Эмерсон как-то сказал: «Всякая стена – это дверь». Вам только кажется, что стену из экстремизма, крови и трупов никогда не преодолеть. Безвыходных положений не бывает. Никогда. Ну нельзя сдаваться и говорить, что примирение невозможно! Это же ужасно!

Я однажды был в безвыходном положении, на Кубе, во время Карибского кризиса. Тогда и Хрущев, и Кеннеди, стоявшие на совершенно противоположных идеологических позициях, все взвесили и поняли: от них зависит судьба всего человечества, поэтому надо остановиться. Нашли общее решение и договорились. А еще раньше непримиримые враги – капитализм и коммунизм – объединились против общего врага, фашизма, и спасли человечество. Или вы, в Украине, не верите в людей, которые русские?

– Отвечать вежливо или честно?

– А я верю в людей! Мало кто выступает перед людьми столько, сколько я. Есть писатели, которые замыкаются в своих кабинетах, а я все время выступаю, встречаюсь с огромным количеством людей. Всю Россию объездил, стольким читал стихи об Украине. И мне задавали вопросы, потому что россияне очень переживают за все, что происходит между Украиной и РФ. Простые обыкновенные россияне разных профессий переживают.

У меня переполненные залы, у меня в Москве был потрясающий вечер, которого не было даже в лучшие времена шестидесятничества. Семь тысяч народу пришло, шесть часов длился вечер. Люди тянутся к поэзии, ждут от нее ответа. А я не могу стать волшебником, чтобы – раз! – и все в мире изменить. Но я сам себе не позволяю терять веру в человечество и стараюсь не дать людям впасть в безверие. И нахожу большой отклик, поверьте.

Планирую ли выступить в Украине? Мне не страшно, но у вас организуют демонстрации против меня. Мне это будет очень неприятно

Нам нельзя потерять веру. Сейчас очень нужны великие писатели. После смерти Габриэля Гарсиа Маркеса и Умберто Эко я оглядываюсь вокруг и вижу дефицит великих. Василий Розанов писал, что если бы был жив Лев Толстой, может, правительство Европы не решилось на Первую мировую войну. Это идеализм, разумеется, но слово Льва Николаевича действительно много значило для всего человечества и для его учеников – Махатмы Ганди, Сальвадора Альенде, Нельсона Манделы.

Вдумайтесь, Мандела 27 лет провел в одиночной камере, но не потерял веру в жизнь. Когда он вышел из тюрьмы, сторонники толкали его на путь мести, но Мандела отказался от возмездия, протянул руку своему противнику Фредерику де Клерку и совершенно бескровно стал президентом, а его страна встала на иной путь.

– В начале интервью я спросила вас, когда в России «Сталин стал другом», но вы заговорили об украинском национализме. Может, сейчас ответите?

– К сожалению, мы, шестидесятники, не доделали то, что начали. Совершили ошибку, которую нельзя повторять.

– Какую?

– Нельзя разрешать себе безысходность, нельзя позволять себе ненависть к другому народу. Во скольких странах вы были?

– В десяти.

– А я в 97. И везде читал стихи для огромной аудитории. Я всегда, как заклинание, произношу: нет ни одного плохого народа на Земле. Я никогда никому не позволю в моем присутствии оскорблять украинский народ. Вы меня понимаете?

– Я вам верю.

– Большинство народа – хорошие люди, просто их обманывают, у них случаются какие-то припадки взаимной ненависти. Надо делать все, чтобы это излечить. Есть люди в Украине, которые ненавидят русских. Возможно, и в России есть националисты, антисемиты. Но я читал русским стихи об Украине, где было только одно – призыв образумиться, остановиться. Призыв к обеим сторонам конфликта. Люди часто не могут остановиться в своей ненависти, это болезнь. Но и я, поэт, и вы, журналист, не должны позволять себе чувство безысходности и слов «примирение невозможно».

– Планируете в ближайшее время выступить в Украине?

– Мне не страшно, но… как бы сказать… Я уверен, у вас тут же организуют очень хорошо подготовленное бойкотирование или демонстрации против меня. Найдутся такие люди. Мне это будет очень неприятно. Хотя, если бы я сейчас приехал в Харьков, поверьте: что бы ни происходило в Украине, меня там никто не даст в обиду. Они помнят, что я сделал синагогу из гимнастического зала, открыл Дробицкий яр, писал для них стихи, много чего еще сделал.

Все спрашивают, почему так много русских писателей и поэтов молчит о войне между Украиной и Россией. Это другие молчат, а я не молчу! Никогда не становился ни на одну, ни на другую сторону. Я выступаю против любых военных действий, нужно прекратить кровопролитие!

– Так почему «много русских писателей и поэтов» молчат о войне?

– А вы себя спросите.

– Ни мне, ни вам ответ не понравится.

– И я вас понимаю. Есть моменты в истории, и их много, когда нельзя занимать только одну сторону. Я на стороне всех народов сразу. Народов, слышите?!

«Ваше завтра будет послезавтра». Эта записка от Михаила Горбачева до сих пор над моим рабочим столом. Когда мне плохо, смотрю на нее и становится легче

Расскажу вам случай, который произошел между мной и Горбачевым. Я тогда депутатом СССР от Харькова был, выступал вместе с Андреем Сахаровым. Его первую работу о мирном сосуществовании, к сожалению, ни наше правительство не поняло, ни другие, называли Андрея Дмитриевича идеалистом, а ведь он предложил самую практическую идею: объединить лучшее из всех философских и политических систем, минус все ошибки и преступления человечества.

Вы знаете, что первую антисталинистскую организацию «Мемориал» возглавлял я вместе с Андреем Сахаровым и Алесем Адамовичем? Перед нами стояла одна конкретная цель – остановить войну в Афганистане. Горбачев ее не начинал, но он ее унаследовал. И я выступал, и Андрей Дмитриевич, его захлопывали, засвистывали, но он все равно говорил и говорил. Есть потрясающая фотография, где Сахаров вскидывает сжатые в кулаки руки. Вот чему я у него научился: не оскорблять людей, которые оскорбляют меня, никогда не отвечать им той же монетой. В этом смысле у Андрея Дмитриевича была настоящая выдержка настоящего интеллигента.

Я написал стихотворение «Письмо афганцу», которое еще не напечатали в газете, но уже распространили среди делегатов нашего съезда. И вот меня с трибуны съезда стал оскорблять один генерал по фамилии Сурков. Обвинил в антипатриотизме. Меня, который еще в 1941 году девятилетним мальчиком стоял на крыше с маленькой лопаточкой и ведерочком с песком, чтобы тушить немецкие зажигалки. Сурков говорил, что Евтушенко антипатриот, враг России. Я взвинтился, не выдержал и попросил Горбачева дать мне слово, он ответил: «Завтра». Прихожу завтра, но мне опять не дают слово. А я уже набросал речь, стал ее подтачивать, чтобы не оскорбительной была, но вкусной и крепкой, как звонкая оплеуха. Этому я всегда у Сахарова учился.

Горбачев мне говорит: «Еще не время». Три раза он отменял мое выступление, говорил: «Завтра», «Завтра»… Кормил меня завтраками, слова не давал. И я понимаю почему: он видел, как я взбешен. А я все: «Где же ваше завтра, Михал Сергеевич?». Вдруг он улыбнулся и прислал мне через курьера записку: «Ваше завтра будет послезавтра. Михаил Горбачев». Эта записка до сих пор над моим рабочим столом, я ее в рамку повесил. Когда мне плохо или что-то не удается, смотрю на нее и становится легче.

Не все получается завтра, но надежда есть. О послезавтра мы вообще думать разучились. Нас беспокоит и грызет только то, что сейчас. А надо думать о завтра, послезавтра. Мы не имеем права разувериться, мы не имеем права терять свое завтра и послезавтра!

                                  Продолжение следует…

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

27 комментариев к записи “Поэт, в России, — больше, чем поэт: Об Украине и России — на Тропе Примирения народов-братьев…”

  1. nina:

    Согласна с Виленом, что не стоит обсуждать личные свойства, когда речь идет о гражданской позиции.
    Человек существо сложное, в нем могут вполне уживаться и противоречащие друг другу качества.

    Что касается гражданской позиции Евгения, то она мне представляется какой-то восторженно юношеской.
    Вилен мне задал приватный вопрос:где я видела ,что Евгений против возвращения Крыма и попросил ссылку.

    Но ведь это прекрасно видно из самого интервью!
    Он ни словом не возразил на слова той бабищи ни по поводу российско-украинских отношений, ни по поводу ее слов о Крыме в частности.Он явно уходил от всех прямых ответов, напирая только на то,что должно быть примирение.
    Очень точно сказано Натальей: «да и нет не говорить, черный , белый не произносить.»

    Почему так? Явно человек имел одностороннюю информацию. Я не тороплюсь его осуждать. Есть приличные люди,которые заблуждаются в этом вопросе.

  2. nina:

    Вилен!
    Не хочу Вас огорчать, но взгляните на это интервью объективно!
    Это же 100% ЛИБЕРЕСТИЧЕСКАЯ позиция! Раскройте глаза!
    Евгений не тормознул ни один наезд на российское руководство.
    Фактически его позиция такова: Россия виновата, но нужно простить и примириться.
    Что касается украинского национализма, то тут,он ,конечно же искренен, в этом я не сомневаюсь.

    Человек долго жил в США, у него одностороння информация, и влияние мощной украинской общины сказывается.

    Кстати, многие гуманисты ( без ковычек) ,как российские, так и западные в УПОР не понимают проблему Крыма.Вот был формально захват-и все тут! Низзя!Объяснить что-либо очень тяжело.Абстрактные принципы часто совершенно не пробиваемы.
    Например, есть такой человек Веллер.По многим его высказываниям, он, безусловно, российский патриот. Но…либерал. Ситуацию с Крымом совершенно не понимает.

    • Вилен to nina:

      Нина, Вы пишете:»Вилен! Не хочу Вас огорчать, но взгляните на это интервью объективно! Это же 100% ЛИБЕРЕСТИЧЕСКАЯ позиция! Раскройте глаза! Евгений не тормознул ни один наезд на российское руководство.».
      Нет! Ни Вы, ни Наталья, ни Татьяна меня не огорчили и не удивили своими «наездами» на св. памяти Евгения Евтушенко, потому что эти «наезды» — не о нём: Поверьте мне: ведь никто из  участников этой дискуссии не знал его, как я, вживую, в разных жизненных ситуациях, как у него дома, на Кутузовском проспекте и на даче в Переделкино, и в Москве — на общественно-политических мероприятиях. Потому Он Вам НЕПОНЯТЕН… Объсняю этот мой вывод, касательно Вашей, Натальи и Татьяны, характеристики Евтушенко как гражданина и личности…
      Во-первых, он НЕ ЛИБЕРАСТ, уже потому, что истинные либерасты, свидомые укры и белазмагары не скрывают своей ненависти к нему за его ЗАПУТИНСТВО!
      Во-вторых, он НИКОГДА не примыкает ни к одной из противоборствующих политсил: именно поэтому он не воспротивился «наездам» «бульварной» «бабищи» на руководство России за «аннексию Крыма» и «войну на Донбассе».. Мне вспоминается наш разговор с ним, когда он был у меня в гостях в якутском Мирном: «Женя, как ты относишься к Солженицыну?»- «Я признаю его как великого писателя(Женя по памяти читал страницы из солженицынского «Августа четырнадцатого»), но решительно не приемлю его политическую деятельность: наше, писательское дело — литература, а не политика». Отсюда следует: если бы он набросился на эту «бабищу» за её откровенную русофобию, то это не вписалось в его неоднозначную аполитичность. Если это моё объяснение сути аполитичности моего покойного друга Вас не убедило, может быть, ЭТО Вас убедит: https://st-leo.livejournal.com/660401.html ?!

  3. nina:

    Вилен, письмо нормандской 4-ке меня,как раз не удивило.

    Насчет ЗАПУТИНСТВА. Кликните, если можно, что-нибудь на эту тему. Тогда мне станет понятней.

    • Вилен to nina:

      Нина, зная Женю не понаслышке или — поначитке, я сделал элементарное умозаключение: коль Евтущшенко ненавистен АНТИПУТИНЦАМ, следлвательно, он — ЗАПУТИНЕЦ. А вот и косвенное подтвенрждение этому: http://www.evtushenko.net/evgenij-evtushenko-dazhe-putin-ne-xochet-obratno-v-soyuz.html А — кликушески выражать своё ЗАПУТИНСТВО — это не в его правилах, чсто мне известно, доподлинно.

      • Вилен to nina:

        Уважаемая Нина, отвечаю на Ваш последний, адресованный мне пост Вам в моей традиционной манере — коммент-вставками:                     ===========================================                        «Что касается уникальности поэта Евгения Евтушенко; Вилен, я его ценю, люблю его стихи,но при всем уважении к Вовану , не могу повторить за ним тезис об уникальности (возможно и Путин сказал это для красного словца, он умеет говорить приятные вещи.Чтобы Вы, Нина, не сомневались в УНИКАЛЬНОСТИ Личности Поэта Евгения Евтушенко, загляните сюда: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%95%D0%B2%D1%82%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%BE,
        _%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%
        D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87. — и ответьте мне на такие, связанные с ЭТИМ, вопросы: кто из советских(русских) литераторов посетил в творческих командировках 97 стран и кто из них был переведён на более, чем на 70 языков? — В.О.)Вы были близкими друзьями, причем, насколько я знаю, и в беде.Совершенно естественно и нормально, что у Вас к нему особые чувства.( И несмотря на ЭТО не всё в его гражданской позиции мне импонирует, о чём я высказывался — ему, воочию. — В.О.)
        Ну, насчет Юпитера и быка, пожалуй не соглашусь, даже ,если речь идет об уникальной личности. Перед законом-то все равны. А мораль-это тоже некие неписанные законы.( Это Ваше представление о «законах морали», мягко говоря, спорно: есть законы в русле юриспруденции, физики и иные, но только не в морали, особенно, касательно отношений между мужчиной и женщиной, а уж про отношения мужа и жены, и речи быть не может: если Восток — дело тонкое, то отношения мужа и жены, где работают не законы, а нормы, или, если хотите, ПОНЯТИЯ, — ещё тоньше! — В.О.), Что касается конкретных обвинений Евгения со стороны Натальи, но ничего аморального со стороны Евтушенко, я не усматриваю..(Браво, Нина!!!)Мне очень нравятся  слова Пушкина (это немного о другом, но есть нечто общее с  темой «юпитера и быка» ( А про Юпитера и быка я уже, ранее, давал своё расширительное толкование: тут речь идёт не о вседозволенности — для Юпитера и ограничение дозволенности для быка, а — том, что, то, что есть нормальным для Юпитера не адекватно поведенческой норме — быка. В связи с этим я, выслушав плач в мою жилетку от второй жены Жени — Гали: «я устала от его баб, пьяных оргий(кстати, Женя никогда «в стельку» не напивался) пытался её урезонить:»Галя, пойми, пожалуйста, твой муж — не пекарь, а Великий поэт, гений, поэтому, опусти планку твоих требований по-ниже, списав их на издержки неординарности его Личности: стерильных гениальных поэтов и писателей в природе нет…А Пушкин, Лев Толстой, Горький, Маяковский, Есенин тоже были  далеко не ангелы…» — В.О.)То есть, пороки могут быть у всех, великие, это тоже люди, но отсюда не следует какой-то их особый статус.»( Правильно, Нина! Только, не об особом «статусе» ВЕЛИКИХ я толкую милым дамам, блюстителям супружеской морали, а — о — вполне естественных, неординарных, для ВЕЛИКИХ, особенностях ИХ личности…- В.О.)

        • nina:

          Вилен, не буду спорить, может Евгений и,правда, уникальный поэт.Возможно, что это так, только не потому, что он объездил много стран и переведен на многие языки.Для меня это никак не аргумент.Но я все-таки поинтересовалась (Вы меня стимулировали) кто из великих русских поэтов на сколько языков был переведен.Очень многие сильно отстают от Евтушенко. Например, Маяковский переведен на 40 языков.

          Насчет того, что он поддерживает Путина (слово «запутинец» ,по-моему не слишком удачное), извините, очень не убедительно.

          «даже Путин не хочет назад в СССР»-ну и что?
          И что из того ,что его ненавидят те, кто против Путина?Вы ж должны понимать, что это не может быть единственной точкой противостояния…

          Вот ,если б можно было провести опрос непредвзятых людей:
          Свидетельствует ли здесь помещеснное интервью о том, что он в российко-украинском вопросе поддерживает украинскую сторону со всеми вытекающими отсюда следствиями (Крым, Донбасс), или нет?
          Я утверждаю, что свидетельствует. Это не наезд, не навет.Так я вижу, хоть режьте меня на куски.

          У кого создалось такое же впечатление, пусть «поднимет руку».

  4. Вилен to nina:

    Нина, конечно же, я не из тех, кто «поднимет руку» по причине, изложенной выше, достаточно подробно. Попробую, повториться ещё разок…Для тех, кто недопонял Женину позицию в «российско-украинском вопросе» и потому сделал совершенно неправильный, на грани абсурда, вывод из его интервью гордонно-бульварной «бабище» Наталье Двали, дескать Евтушенко»поддерживает украинскую сторону»…Да, он поддерживает, вернее, сострадает украинской стороне(простым украинцам, ставшим жертвой амероукробандеровской хунты, развязавшей УДГВ) и точно так же поддерживает и сострадает российской стороне, яркие представители которой гибнут в той же УДГВ…
    А, вообще-то, Нина, у меня, в связи с пригрезившейся Вам Жениной «украинофилией», сложилось сомнение в том, что Вы и увжаемая Наталья, иже с Вами, открыли ссылку на интервью Маши Евтушенко — «Комсомольской правде»…

  5. nina:

    Интервью с Машей прочла.
    Евтушенко, конечно, хороший и отзывчивый человек.Конечно, был патриотом СССР.Не сомневаюсь, что сильно переживал из-за раздора украинского и русского народов.

    «Украинофилия»? А что здесь плохого?

Оставить комментарий

Thanks: Braintreeband