На главную



Оставить комментарий
(просьба, в начале комментария писать тему статьи)




Наталья Вереснева:"Мне хочется, чтоб я была последней ..."


5 ноября 2011 года



Представляем нового автора

        Наталия Вереснева, журналист,
    преподаватель литературы,
    редактор журнала
    COMMUNITY (Украина).
    Её стихи печатались в литературном
    альманахе "Карпатский край"
   ( Ужгород), а также, в газетах
    Закарпатской области и Белой Церкви
    - "Громадська думка", "Юрьевская
    земля" и др.




Вечерняя молитва


Спасибо, Господи, что в комнате тепло,
Что я ложусь в кровать и – улыбаюсь,
Что я с улыбкой той же просыпаюсь,
Хотя в окно стучит промозглый дождь.

Спасибо, Господи, что я живу сейчас.
За то, что я жила уже когда-то.
За то, что я права и виновата.
Что весела, но и грустна подчас.

Спасибо, господи, что есть Ты у меня.
Что вовремя спасаешь и врачуешь.
То в темя бьешь, то в губы Ты целуешь.
И раздуваешь искорку огня.

В огне я грею складочки души.
Благодарю Тебя за кров и пищу.
Я, может быть, не та, кого Ты ищешь,
Но Ты меня оставить не спеши.

*           *            *


Ворожба

В зеницы одиночества заглядывать не хочется.
Приходится.
Уходится.
Мне так легко тревожится.

Мне так легко печалится. Недолго и отчаяться.
Глядишь – так и получится: приучится – отлучится,
Отлучится – забудется,
В болотах сна заблудится.
Туманом околдуется, дурманом забалуется.
Росою растревожится, мольбою заворожится...

Заглядывать не хочется в зеницы одиночества.

*           *            *


Воспоминанья

Ваш дом остыл. Я ухожу.
Нет сил смотреть на пепелище.
Зола. Я угли ворошу.
Меня воспоминанья ищут.

Нашли. Устало стерегут.
Я не сбегу: и я устала.
Прощайте. Оставайтесь тут.
Прощайте так, как я прощала.

Шаг. И еще. Скрип половиц.
Дом памяти не так уж прочен.
Скольженье слов и промельк лиц,
Уже чужих мне, между прочим…

*           *            *


Кое-что по «гамлетовскому вопросу»

Давно уж на душе
        Так не было тревожно:
Эскиз в карандаше
        Моих мятежных чувств.
И как же мне понять,
        Что – истинно, что – ложно?..
И как не разменять копилку всех безумств?..

Кто я? Эквилибрист?
        Ах, мой канат так тонок!
Уверен и лучист
        Держащий меня взгляд.
И я ищу вас вновь –
        Наивности ребенок! –
Где, Мудрость и Любовь,
Ваш неизменный ряд?

Мой цирк не виден вам?
        И слезы? Смех не слышен?
И по моим губам
Вам слов не различить?
Заплаканным листом
        Дрожит моя афиша.
И сто веков - в одном:
        Как быть? И как – не быть?

*           *            *



Гамма

Мои любимые цвета – мой белый, черный и мой красный!
И я надеюсь (иногда!) – мой вкус не слишком безобразный.

Проходят дни, текут года рекою, словно оголтелой,
Но неизменны мне всегда мой красный, черный и мой белый!...

Когда бы, где бы не была, я окружу себя упорно
В цвета – у бабочки крыла! – мой красный, белый и мой черный!..

Характер мой, и боль моя, и радость – все в тонах несмелых.
Коль бледна от досады я – здесь бледно-черный, бледно-белый!..

Когда смеюсь, кричу, ликую, и кажется, что всех люблю,
Когда от счастья ног не чую – в тумане розовом живу…

Вся жизнь – оттенков суета.
Мой белый – нежность, красный – счастье, изящный черный – красота…
Мне б не хотелось, чтоб ненастье, мое бессилие храня,
Бесцветной сделало меня.

*           *            *


Гертруда

Король – не брат, а лишь король…
Любовь, что вызывает боль…
Но кто судья нам, как не Бог?
Нам не сыскать чужих дорог.
Нам не сыскать других тревог,
И нам достаточно своих.
Ну, кто судья нам, как не Бог?
Что милосердней слов Твоих?!.
И в душе – сомнений вихрь!
И в глазах – смятенья боль!
Как преодолеть мне их,
Не забыв, что он – король?..
Я к тебе иду,
Отведи беду,
Господи, молю –
Я все искуплю!

Молись, Офелия, за нас,
Неси свой крест в свой смертный час.
Где грань безумья и ума?
Ты сам себе своя тюрьма.
           Кто прокричит: «Гертруда, не пей вина!»?.
Ты сам себе своя сума.
Клинком убей иль - кубок пей!
Где грань безумья и ума?
Свободу выбрать ты сумей.

……..Я шепчу в бреду:
отведи беду!
Господи, молю –
Я все искуплю!

*           *            *


Мне хочется, чтоб я была последней.
Не – рас-последней, и не два… Совсем.
Чтоб не было уже во всей Вселенной,
Средь всех миров мне женщины взамен.

Движенье губ, дыханье, шеи нежность,
Лукавый взгляд, подброшенный тайком.
Поверить, что кому-то – неизбежность
Увидеть все перед всего концом?..

Все повторится в мире. Снова. Снова.
Тот сон. Тот ветер. Серебра кольцо.
Ты – первым и последним будешь, Слово,
Раскроешь незнакомое лицо.

Идешь, Златопесочная Отрада,
Прощальное пристанище яви!
Последней тут, как первой будут рады –
И я войду в объятия любви.

*           *            *


Игрок


О пленник своих собственных страстей!
В тебе триумф и проигрыш живут!
Не видно сладко-вяжущих цепей,
Что, призрачно покорны, властно ждут.

Ты – раб игры, хоть иногда ты – бог…
Когда везет, Удача – как сестра:
Ты – жив, ты – счастлив, ты – Игрок. Ты смог.
Фортуны хмель. Похмелие с утра.

Зигзаг удачи. Ты на нем взлетел,
На миг забыв о притяженьи вниз.
Кому-то что-то обещать хотел.
Пообещай, но только не клянись.

Не зарекайся, но не ставь на кон
Осенних листьев скомканную прель,
Звенящей ночи лунно-звездный стон,
Салатово сияющий апрель.

Удар Судьбы – как Божий глас с небес:
Привычка к риску занесла тебя!
Ах, Человек, куда же ты полез?!
В последний раз жалею я, любя…

Когда порой не знаем, что творим,
Надежды наши – талая вода.
Мы ль господа желаниям своим?
Желания ли наши господа?..

*           *            *



…И дым Отечества нам сладок!..


От раската до раската грома,
От удара до удара сердца
Я живу. От дома – и до дома…
В чем измерить боль – в амперах, в герцах?

Мне мое бездомье, как бездумье.
Мне мое несчастье, как удача.
Мне мое бескрылье – как опора:
Нет Отчизны – нет и дыма, значит.

*           *            *



Кармен


Улыбка – отрада. Косульи глаза.
Им верить – не надо, не верить – нельзя.

Свет чудный и странный те очи хранят.
«Любви зов – обманный!» - они говорят.

Сердцам покоренным ты счет не ведешь,
И счастье влюбленным - лишь мимо пройдешь.

Босою ногою хлад камня ловлю.
Ты, камень, шальною знал Кармен мою.

Волос расплесканье - ночного огня.
Романса дыханье в груди у меня.

Испанского неба счастливый глоток.
Далекая небыль теперешних строк.

Забвенье? Неправда – вновь вижу глаза:
Им верить не надо – не верить нельзя.

*           *            *



Неотправленное письмо


            «…Как живешь, чем дышишь?»

…Я, конечно, тебе напишу...
Но о грустном: почти не дышу.
Потерялся источник тепла.
Я живу. Но почти умерла.

Я, конечно, тебе расскажу,
Как на книгах слезой ворожу,
И в подушки кричу, как в бреду,
Как - не знаю куда, но - иду…

Мне не видимы, мне не ведомы
Эта грань между БЫЛО и НЕ БЫЛО,
Этот край, за которым все умерло,
Этот дом, где остаться – безумие..

Я, конечно, отвечу тебе:
«Все равно благодарна судьбе –
За коварство ее, и – любовь…
Новый день – снова силы готовь…»

…я, конечно, тебе расскажу,
И надеждами заворожу,
Растревожу – исчезну опять,
А тебе лишь останется ждать…

*           *            *



Предчувствие


…Я то плачу от бессилия,
то – смеюсь в избытке сил.
То – веселье, то – уныние,
Смена красок и картин.

…Мне предчувствие даровано,
От него не открещусь.
Жду того, что уготовано,
И – терпению учусь.

*           *            *



Природа


Природа, я – твоя.
Я – часть тебя. Вся ты. И ты – во мне.
Я – птица, я – змея.
В воде, в земле, я – в свете, я – в огне…

Дождя не будет – слышишь?! – слез не будет.
Тоска моя – подземным родником,
Слез ярость – гневным гейзера толчком
И пеплом в горле – дремлющий Везувий…

Во мне носились тысячи стрижей,
Теснее прижимаясь к сочным травам,
И я дразнила тучи: «Эй, смелей!
Давно б уже вам обернуться градом!»

Восторг, не уходи в песок печали,
Не высыхай под зноем резких слов,
Что так внезапно на тебя упали.
Я вижу: ты простить почти готов.

Душа – глубь моря! – штиля дождалась,
Лазурью потекла к очам и небу.
Порывом ветра (кем ты только не был!)
Я в утренней прохладе родилась…

*           *            *



Проникновение


Мне страшно представить, с тобой разлучаясь,
Что я половинила радости дня.
Уже не отнимет, никто не отнимет
Меня – у тебя, а тебя – у меня.

Пусть я иногда от тебя задыхаюсь,
Я так понимаю тебя, не судя!..
Никто не отнимет – увы!? – не отнимет
Тебя – у меня. И меня – у тебя.

Друг другом пронизаны, переплетаясь.
И не разделить: это - ты, это – я.
Уже не отнимет, никто не отнимет.
Тебя – от себя, и меня – от себя.

*           *            *


Саркастическая песенка


Мне, конечно, уж не привыкать
Все свое без раздумий отдать.
Сразу легче идти по земле,
Просыпаясь одной на заре.

Легче вздох, легче взгляд, легче боль.
Нынче шут, завтра, может, король.
Все, что можно – смогу, и – нельзя,
Только знать бы, что это – не зря.

Я хочу, чтобы завтра был снег,
Я хочу, чтобы завтра был дождь.
Я хочу, чтобы, словно во сне,
Легким дымом развеялась ложь.
Я хочу, чтобы завтра был дождь,
Я хочу, чтобы завтра был снег.
Я хочу, чтобы рядом был тот …

То ли - миг, то ли - день, то ли - век.

…Я хочу, чтобы завтра был дождь,
Я хочу, чтобы завтра был снег.
Я хочу, чтобы рядом был тот …
Мой хороший, родной человек…
…Не на миг, не на день, а – на век!

*           *            *


Этот костер отгорит,
Эти цветы отцветут.
Снова душа отболит.
Я не останусь и тут.

Сколько цветов бы мне в ноги не падало,
Сколько бы ангелов мне не пророчило….
Солнце, Луна… угадай – не угадывай…
Я уж во всем убедилась воочию.

Солнечный ветер и дождь.
Радуги ливни пройдут.
Это с собой не возьмешь,
Это останется тут…

Сколько цветов бы мне в ноги не падало,
Сколько бы ангелов мне не пророчило….
Я уж во всем убедилась воочию.
Солнце, Луна… угадай – не угадывай…


* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *