На главную Литература



Оставить комментарий
(просьба, в начале комментария писать тему статьи)




Редактор литприложения «пПП»
Вилен Очаковский

НАШ маяк – Поэт в России
больше, чем поэт –
ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО


Евгений Евтушенко

Афганский муравей

Русский парень лежит на афганской земле.
Муравей-мусульманин ползет по скуле.
Очень трудно ползти…Мертвый очень небрит,
и тихонько ему муравей говорит:
«Ты не знаешь, где точно скончался от ран.
Знаешь только одно, где-то рядом Иран.
Почему ты явился с оружием к нам,
здесь впервые услышавший слово «ислам»?
Что ты дашь нашей родине – нищей, босой,
если в собственной – очередь за колбасой?
Разве мало убитых вам,- чтобы опять
к двадцати миллионам еще прибавлять?»
Русский парень лежит на афганской земле,
Муравей- мусульманин ползет по скуле,
и о том, как его бы поднятья. воскресить,
муравьев православных он хочет спросить,
но на северной родине сирот и вдов
маловато осталось таких муравьев…

1983г. У "Афганского муравья" экзотическая история… Впервые это, только что написанное стихотворение, я услышал из уст автора 18 декабря…1980г. за столиком в ресторане ЦДЛ…(Вставка моя – В.О)
"Афганский муравей" был положен на музыку композитором Олегом Смирновым из г. Удачный, Мирненского района Республики Саха(Якутия) в 2005 году. О.И. Смирнов закончил Кировоградское музыкальное училище и Одесскую консерваторию. Более сорока лет жил и роботал в Якутии.

А теперь эта песня звучит для ВАС, дорогие юзеры «просто ПРАВДЫ»… … Её исполняют: солист Владимир Чернов и ВИА «Карат» г. Удачный. Мирнинский р-он. Республика Саха(Якутия).

скачать

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *




Взбудораживший общество "Бабий Яр" Евгения Евтушенко был опубликован 19 сентября 1961 года в "Литературной газете". Это произошло исключительно благодаря мужеству заместителя главного редактора В.А.Косолапова (1919-1980). Отправляя стихотворение в печать, Валерий Алексеевич знал, что за этот поступок он будет уволен. Поэтому свое решение он предварительно согласовал с женой, которая его одобрила. Увольнение последовало незамедлительно после публикации.




Бабий Яр
Е. Евтушенко

Над Бабьим Яром памятников нет.
Крутой обрыв, как грубое надгробье.
Мне страшно.
Мне сегодня столько лет,
как самому еврейскому народу.
Мне кажется сейчас -
я иудей.
Вот я бреду по древнему Египту.
А вот я, на кресте распятый, гибну,
и до сих пор на мне - следы гвоздей.
Мне кажется, что Дрейфус -
это я.
Мещанство -
мой доносчик и судья.
Я за решеткой.
Я попал в кольцо.
Затравленный,
оплеванный,
оболганный.
И дамочки с брюссельскими оборками,
визжа, зонтами тычут мне в лицо.
Мне кажется -
я мальчик в Белостоке.
Кровь льется, растекаясь по полам.
Бесчинствуют вожди трактирной стойки
и пахнут водкой с луком пополам.
Я, сапогом отброшенный, бессилен.
Напрасно я погромщиков молю.
Под гогот:
"Бей жидов, спасай Россию!"-
насилует лабазник мать мою.
О, русский мой народ! -
Я знаю -
ты
По сущности интернационален.
Но часто те, чьи руки нечисты,
твоим чистейшим именем бряцали.
Я знаю доброту твоей земли.
Как подло,
что, и жилочкой не дрогнув,
антисемиты пышно нарекли
себя "Союзом русского народа"!
Мне кажется -
я - это Анна Франк,
прозрачная,
как веточка в апреле.
И я люблю.
И мне не надо фраз.
Мне надо,
чтоб друг в друга мы смотрели.
Как мало можно видеть,
обонять!
Нельзя нам листьев
и нельзя нам неба.
Но можно очень много -
это нежно
друг друга в темной комнате обнять.
Сюда идут?
Не бойся - это гулы
самой весны -
она сюда идет.
Иди ко мне.
Дай мне скорее губы.
Ломают дверь?
Нет - это ледоход...
Над Бабьим Яром шелест диких трав.
Деревья смотрят грозно,
по-судейски.
Все молча здесь кричит,
и, шапку сняв,
я чувствую,
как медленно седею.
И сам я,
как сплошной беззвучный крик,
над тысячами тысяч погребенных.
Я -
каждый здесь расстрелянный старик.
Я -
каждый здесь расстрелянный ребенок.
Ничто во мне
про это не забудет!
"Интернационал"
пусть прогремит,
когда навеки похоронен будет
последний на земле антисемит.
Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому -
я настоящий русский!

1961
На «Бабий Яр»
А. Марков

Какой ты настоящий русский,
Когда забыл про свой народ,
Душа, что брючки, стала узкой,
Пустой, как лестничный пролет
Забыл, как свастикою ржавой,
Планету чуть не оплели,
Как за державою держава
Стирались с карты и с земли.
Гудели Освенцимы стоном
И обелисками дымы
Тянулись черным небосклоном
Всe выше, выше в бездну тьмы.
Мир содрогнулся Бабьим Яром,
Но это был лишь первый яр,
Он разгорелся бы пожаром,
Земной охватывая шар.
И вот тогда - их поименно
На камне помянуть бы вряд, -
О, сколько пало миллионов
Российских стриженых ребят!
Их имена не сдуют ветры,
Не осквернит плевком пигмей,
Нет, мы не требовали метрик,
Глазастых заслонив детей.
Иль не Россия заслонила
Собою амбразуру ту ..???
Но хватит ворошить могилы,
Им больно, им невмоготу.
Пока топтать погосты будет
Хотя б один космополит, -
Я говорю :
"Я - русский, люди!"
И пепел в сердце мне стучит.

1961
* * *

На «Бабий Яр»
С. Маршак

Марков к Маркову летит,
Марков Маркову кричит.


Был в царское время известный герой
По имени Марков, по кличке "Второй".
Он в Думе скандалил, в газетах писал,
Всю жизнь от евреев Россию спасал.
Народ стал хозяином русской земли.
От Марковых прежних Россию спасли.
Но вот выступает сегодня в газете
Еще один Марков - теперь уже третий.
Не мог он сдержаться: поэт-нееврей
Погибших евреев жалеет, пигмей!
И Марков поэта долбает "ответом" -
Обернутым в стих хулиганским кастетом.
В нем ярость клокочет, душа говорит!
Он так распалился, аж шапка горит.
Нет, это не вдруг: знать, жива подворотня -
Слинявшая в серую черная сотня.
Хотела бы вновь недобитая гнусь
Спасти от евреев Пречистую Русь.
И Маркову-третьему Марков-Второй
Кричит из могилы: "Спасибо, герой!"»

1961
* * *

На «Бабий Яр»
К. Симонов

Две разных вырезки из двух газет.
Нельзя смолчать и не ответить. Нет!

Над Бабьим яром, страшною могилой,
Стоял поэт. Он головой поник.
Затем в стихах со страстностью и силой
Сказал о том, что пережил в тот миг.

И вот другой берётся за чернила.
Над пылкой фразой желчный взгляд разлит.
В стихах есть тоже пафос, страстность, сила.
Летят слова: "пигмей", "космополит".

Что вас взбесило? То, что Евтушенко
Так ужаснул кровавый Бабий яр?
А разве в вас фашистские застенки
Не вызывали ярости пожар?

Или погромщик с водкою и луком
Дороже вам страданий Анны Франк?
Иль неприязнь к невинным узким брюкам
Затмила память страшных жгучих ран?

Прикрывшись скорбью о парнях убитых,
О миллионах жертв былой войны,
Вы замолчали роль антисемитов,
Чудовищную долю их вины.

Да, парни русские герои были,
И правда, что им метрики - листок.
Но вы бы, Марков, метрики спросили -
Так и читаю это между строк.

И потому убитых вы не троньте -
Им не стерпеть фальшивых громких слов.
Среди голов, положенных на фронте,
Немало и еврейских есть голов.

Над Бабьим яром памятников нету,
И людям непонятно - почему.
Иль мало жертв зарыто в месте этом?
Кто объяснит и сердцу, и уму?

А с Евтушенко - каждый честный скажет:
Интернационал пусть прогремит,
Когда костьми поглубже в землю ляжет
Последний на земле антисемит.

1961

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Поэзия Иосифа Спектора

Иосиф Григорьевич Спектор – педагог,
философ, филолог и историк. Родился в
1935 году в Богуславе Киевской области.
Член Союза российских писателей, лауреат
литературных премий им. российского
поэта В. Соколова и украинского поэта
А. Кацнельсона.
И. Г. Спектор живет в городе Александрия Кировоградской области. Признанный в городе культуртрегер, он ведет городской клуб любителей поэзии

Город наш - Александрия

… Мне горько за тебя , Александрия…
За равнодушное бессилие властей.
За молчаливое согласие людей.
За мусор скверов, улиц, площадей.
За нищих, алкоголиков, бомжей.
За крик и гвалт в часы ночные.
За женщин, сигаретами смердящих.
И за подростков, пьющих и курящих…
Мне стыдно за тебя , Александрия.
Мне больно за тебя , Александрия…
За стонущий от грязи Ингулец
И за растерзанный кинодворец.
За то, что гибнут голубые ели
Под топорами тех, чьи души зачерствели…
За выживающих пенсионеров
И за торгующих на рынке инженеров…

…И все же я люблю тебя, Александрия…
За тихие твои библиотеки, за музеи,
Где мы в почтении благоговеем
Пред памятью Шульги 1 и Худяковой 2 .
За дом Чижевского 3 и площадь Кошевого 4 .
За подвиг легендарного Дибровы 5
За гордый бюст отважного Попова 6

Я кланяюсь тебе , Александрия,
За подвиги в те годы роковые.
За то, что в майский день,
Когда цветут каштаны,
К могилам мы несём торжественно тюльпаны
И за шахтерскую былую славу
Во имя той , ушедшей в прошлое, державы…
За то, что , как ни страшно и ни странно,
Ещё в строю бойцовском ветераны…
За эту грусть и боль
И эту ностальгии

Ты нам по-новому близка ,Александрия.

Да, я люблю тебя ,Александрия…
За многих музыкантов и поэтов,
Художников, учителей,
Самоотверженных врачей,
За старых , чеховских, интеллигентов
И волевых корреспондентов…

Ты с нами навсегда, Александрия:
За то, что тут рождались внуки наши
Ты становилась и родней, и краше…

…Встают рассветы над тобой , Александрия,
Высокие, раздольные, степные
И освещают завтрашние дни.
Да будут светлыми и добрыми они.
---------------------------------------------------------------------
Выдающиеся александрийцы:
1 - Шульга - культуролог, основатель Александрийского музея мира.
2 - Худякова - лётчица, Герой Советского Союза
3 - Чижевский - ученый с мировым именем
4 - Кошевой - маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза
5 - Диброва - камандир партизанского отряда в ВОВ
6 - Попов - лётчик-космонавт, дважды Герой Совесткого Союза




БАБА НАСТЯ

Вранці 24 серпня 1999 року
ми виїздили з Києва
в Олександрію…

День Незалежності.
Серпневий ранок,
А нам з столиці їхати до хати.
Когось святковий зустрічатиме сніданок,
Комусь в дорозі проводжати свято…

Авто летить асфальтовою стрічкою.
Туман ранковий стелеться над річкою.
Вже перше золото торкнулось кленів,
А ясен кучерявий ще зелений…

Уже під гору покотилось літо,
Поля віддячили селянській праці хлібом…

І ось позаду славний Переяслав,
Циблі, Хоцьки, Піщане і Кропивна,
Іркліївські сади, що родять рясно,
А попереду _ Градизьк з рибою до пива…

Десь біля Тимченків, обіч дороги
Стоїть бабуся у вицвілій бархатці,
В клітчастій хустці, сповнена тривоги, -
Попутку чи автобус виглядає,
Мабуть, довгенько так його чекає,,,

Ми зупинились.
- Вам куди, бабусю?
- До Бугаївки.
- Довезем, сідайте.
- Хіба ж я з вами, хлопці, розплатюся?
В мене грошей таких немає, вибачайте…
- Сідайте, не турбуйтесь.
Умостилась.
Оце вже посміхнулось мені щастя.
- А як Вас звати?

Просто – баба Настя.

І ніби після довгого мовчання,
Коли нема з ким викричати болю,
Коли душа німіє від страждання, -
Розговорилась, виплакала долю.

- Була у сина. Він живе у приймах.
З розбитим серцем повертаюся додому.
По - доброму ми виростили сина,
А в приймах не потрібен став нікому.
І наче добре все було спочатку,
Щось підкопили, збудували хатку,
Був трактористом, заробляв чимало.
І народилась внученька Наталка…
Дитину більше всього мені жалко…
Тепер в селі колгоспу вже немає,
А голова усі паї скупляє
За три центнера жита чи пшениці…
Куди ж воно таке життя годиться?
З невісткою біда: свариться та гуляє,
Все з хати носить, чоловіка лає,
Вона реалізатором працює,
Десь на базарі днює і ночує…
Живем удвох ми сорок років з дідом,
Хороший дід, але хворіє бідний…
Не слухає, на сигарети просить,
А пенсію яку тепер нам носять?..

Мабуть, з годину бабця сповідалась.
Ми слухали, а в Бугаївці розпрощались.
«Спасибі вам, спасибі, добрі люди,
Нехай дорога легкою вам буде».
… Де ви тепер, бабуся Настя?
Хоч посміхнулось Вам хоч трішки щастя?

День Незалежності.
Дорога.Села.Люди…
Якою цього року осінь буде?
… Я сподіваюсь, в ці часи бентежні:
Ми будемо насправді незалежні -
Від злиднів і невігластва, і хамства, -
Бо щира доброта – наше багатство.
Ми подолаємо біду та бідність,
Ми збережемо нашу честь і гідність,
І ще прийде очікуване щастя
До внуків і дітей бабусі Насті.

серпень 1999 р. – жовтень 2000 р,

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

С Годом БЫКА
Письмо побратиму – из
приполярной Руси в Русь
приднепровскую

Набычился кризисом год
На нашу родную Планету.
И кто там, поди, разберет –
Кому привлекаться к ответу?...

Глаза прокуроров – вразлёт:
«Ну, кто виноват в ваших стонах?..»
Хоть знает виновных народ
По-рожно, да и поимённо…

И вновь предлагают терпеть
Лишенья бесправному люду…
Не встретятся обух и плеть –
У обухов «крыши» повсюду.

И взять бы Быка за рога,
Но власти – глухи и незрячи…
Им шкура Своя дорога:
С ВОРАМИ – нежны по-телячьи.

Не телимся мы, не мычим
В стадах крепостных резерваций…
«Дороже себе – говорим –
Со Стенкою Власти бодаться…»

А нам бы – лугов посочней
Вдали от их «мерсовской» пыли.
Да чтоб хомуты – не тесней,
Да тёлки – сговорчивей были б…

Смердит их прихват-коммунизм
Людскими слезами и потом,
А наш удалой Оптимизм –
Лишь Верой силён, да работой.

И тянем мы лямку-ярмо
На каторгах, да в катакомбах:
Нам грех – опускаться в дерьмо
До Их поднебесных апломбов.

Нам Совесть и Честь – не дают
Ногой открывать эти двери…
Мы в Божий и Праведный Суд
Всё больше, со временем, верим.




И ты, как и я – не привык
Расслабиться «жизнью хорошей»:
Как бабы, что «лошадь и бык»,
0силим и эту мы ношу.
И ты, как и я, далеко
Разбросаны по зарубежьям…
Тебе, как и мне нелегко
От хрени времен Беловежья…

Хочу я тебе пожелать,
Удач на подходах к распутью,
И впредь – не хромать, не хворать
Душой с Поэтической Сутью!

Чтоб всюду, как прежде – везло
На ценности, лишь Человечьи!
Не путать с Добром это зло,
Что рядится в шкуры овечьи!

Покрыв, пожалей эту «масть»,
Она ведь, по сути – убога:
Достойна сочувствия Власть,
Себя возомнившая Богом,

Что видит решенье проблем,
Давясь каннибальской слюною…
Нелепо завидовать тем,
Кто меряет Ценность ценою…

Смешны нам дельцы-подлецы,
Друг друга грызущие в доле…
А наши Златые Тельцы –
Родились из рваных мозолей!

С Надеждой войди в Новый Год,
И Веру – Любовью наполни!
Шагая лишь только вперед –
О Чести и Совести помни!

Сомненьем в пути не греши –
Идущий осилит Дорогу!
Ты нужен Земле! Не спеши
С докладами к Господу Богу!

Будь верен своим берегам,
Где нимбы – Короны к Достатку!
Хватая Быка за рога,
Держи! Не ослабь свою хватку!

* * * * * * * * * * * * * * * * *

На «просто ПРАВДИВОМ Пегасе» днепропетровская поэтесса Людмила Некрасовская.

Известно, что быть поэтом вообще нелегко. Быть поэтом - это мужество объявить себя должником. Поэт в долгу перед теми поэтами, что были до него, перед сегодняшними поэтами, перед теме, что будут после. Он в долгу перед всеми, кто научил его любить поэзию. Но, главное, поэт в долгу перед читателями. Поэтому, вынося на суд читателей эту книжку стихов, я очень волнуюсь. Только вам, дорогие мои читатели,, судить насколько она удалась. И поэтому мне так близки строки Тютчева:

« Нам не дано предугадать,
Как наше слово отзовется,
И нам сочувствие даётся,
Как нам даётся благодать».
( Из предисловия к книжке стихов
« Из поэтических тетрадей» )

* * *

Дед пал. И мы не знаем, где могила.
Лишь похоронка с запахом свинца.
Я той войне проклятой не простила,
Что мама подрастала без отца
Она давно когда-то рассказала,
Как в год победной, памятной весны
Они с подружкой бегали к вокзалу
Встречать солдат, вернувшихся с войны.
В мечтах она не раз отца встречала,
И предвкушая счастья светлый миг,
Несла с собой от школы до вокзала
Пятерками усыпанный дневник.
Подружка же её ленилась часто
И часто получала трояки.
Однако, жизнь ей подарила счастье:
Отец пришел, хотя и без руки.
И мама, спрятав слезы, наблюдала,
Как с радостью светившимся лицом
Подружка гордо каждый день шагала
На встречу с возвратившимся отцом.
Хотя о похоронке мама знала,
Но в сердце, заглушив обиды звук,
Одна ходила каждый день к вокзалу
С упрямою надеждою. А вдруг?
С мечтой лицом уткнуться в гимнастёрку,
Вдохнуть знакомый запах табака,
И чтоб за принесенные пятерки
Погладила отцовская рука.
Но счастье ей судьба не подарила.
И у меня особый счёт к войне
За то, что мама в детстве говорила
С большим портретом на пустой стене.
И пусть твердят: в прощеньи благородство,
Но с каждым часом всё яснее мне,
Что не прощу я мамино сиротство
Той ненавистной, горькой той войне.

( Из сборника «Звёздный ветер» )

* * *

Парад

Мы шли шеренгой на парад.
И кто-то выдохнул: «Смотрите!».
На костылях в окне солдат
Стоял, накинув старый китель.
А в нём жива была война,
И ноги отняты снарядом.
Он у открытого окна
Сражался, как под Сталинградом.
Колонны празднично текли,
То марши слышались, то вальсы.
А он впивался в костыли
Костяшками сведённых пальцев.
Казалось, что он мог ещё?
Но словно там, на поле боя,
Идущим – подставлял плечо,
Отчизну закрывал собою.
И был тот стержень, тот накал,
Стократ умноженный весною,
Что нам почувствовать давал
Себя великою страною.
Он принимал у нас парад.
И мы равнение держали:» Ура, отец! Ура, солдат!!
Победе – слава!» - мы кричали, -
« Да будет проклята война!»
Мы, старательно готовясь
К тому, что у его окна
Сдавать экзамен будет совесть.
Ведь не сторонник полумер,
Какой душой, какой ценою
Он нам показывал пример,
Сражаясь до конца с войною!
Давно уж нет его, но там,
Где боль перерастает в небыль,
Торчат солдатские сто грамм,
Прикрытые спасенным небом»!

* * *

Опять в питьевом источнике
Прорвало трубу фекалий.
На газовом позвоночнике
Внезапно страну распяли.
Бузят депутаты в ящике,
А люди играют в ящик
И прошлое в настоящее
По сломанным рельсам тащат.
Вдали - ничего хорошего,
Откуда бредём – не знаем.
Кто будущее, кто прошлое
С циничностью дразнят «раем».
А, будто, немало пройдено,
Но путь осмысленья длинный.
Эх, Родина, наша Родина,
Заблудшая Украина!
Но что это там качается
Растущею точкой в небе?
То все-таки возвращается
На родину белый лебедь.

* * *

Весна

Вампирит мир проснувшейся весной,
Оскалены сосульки на карнизе,
Нахально брызжа бешеной слюной
В извечно повторяемой репризе
Нет ни любви, ни замыслов, ни сил,
А лишь боязнь неодолимой скуки..
И небо в грязных пятнах от чернил
Сдавило горло, словно чьи-то руки.
И тягостен удушливый уют,
Где манит подсознательно аптека.
И даже птицы песен не поют,
Сочтя опасней гриппа человека.
И в Раде хищно рвут на части власть
Озлобленною сворой, как собаки.
С востока норовят на нас напасть
Отравленные газом вурдалаки.
Зовут оборонять свою страну
От упырей. И всем стоять стеною.
Идёт весна, И я иду ко дну.
И мир вокруг сошел с ума со мною.

* * *

Буратино

Не слушают. Не мыслят. Без труда
Любого пристегнут к числу врагов.
Читайте «Буратино», господа,
Чтоб не засеять поле дураков,
Где лишь многоголосьем лживых фраз
Прикрыт шовинистический угар.
А дергает за нитки Карабас,
И плеть ему подносит Дуремар.
А тот, кто ищет правду, - злостный враг.
Но с болью умирает оптимизм,
Коль носом упираешься в очаг,
В котором накаляется фашизм,
Марионеток злобствует толпа,
Отбросив здравомыслие в утиль,
И предлагают мерить черепа,
Выискивая украинский стиль,
Напоминая тридцать третий год.
Мир это проходил уже не раз.
Куда ж тебя толкают, мой народ?
Какую сказку сочинят для нас?

* * *

Русская речь

За красоту её глагола,
Живущего в сердцах людей,
Наш киевский Сованарола
Грозит анафемой своей,
С ожесточеньем, исступленно,
Чтоб и звучание пресечь
Трактует адские законы,
Искореняя нашу речь.
Что нам истории уроки?
О, как Флоренция давно
Сжигала дантовские строки
И Боттичелли полотно.
Картины Липпи , стих Петрарки
Под отупевшей черни вой
Облизаны кострищем жарким
И взмыли пеплом над толпой.
Так и сегодня в нашей жизни
Языкознанья роскошь – срам.
И русский – главный враг Отчизны –
Из школьных исключен программ.
Заботясь о судьбе народа,
Для тех, кто к Пушкину привык,
Его бездарно переводят
На государственный язык.
А те, кто Украину славил
Нетленной русскою строкой,
Отнесены к иной державе.
Понять бы, Господи, к какой!
У глупости свои оттенки.
В патриотической тоске
И злобе вырвут из Шевченко
Всё, что на русском языке.
Но аналогии не ищут,
Да и примеры не нужны.
Не плакать бы над пепелищем
Своей сгорающей страны.

( Из сборника «Философия Любви» )


* * * * * * * * * * * * * * * * *

Поздровляем с Днем Победы, Нашего коллегу-журналиста, постоянного автора газеты "Коммунист", поэта-фронтовика 1926 гр. Бронислава Сергеевича Адамовича! Сибирского здровья! Ярких вспышек украинского юмора в газете "Коммунист"! Новых побед
на передовой
Всеукраинского Антиоранжистского Фронта!ВПЕРЕД, ЗА НОВУЮ УКРАИНУ ! ! !
Из сборника «Зарницы». Киев.2005 год.


Не благое дело

Интересно на войне,
Ой, как интересно!
Руки, ноги на сосне,
Чьи лишь неизвестно.
Чья в канаве голова
Возлежит без тела?
От чьей кровушки трава
В поле побурела?
Человечьи потроха
Теребят вороны,
А в чащобе лопуха
Чьи-то слышны стоны.
Догорает на лугу
Танк и в танке…трое,
А на топком берегу
Месиво людское.
В общем, что ни говори,
В бой ходить – не в гости,
Перемелют пушкари
И металл и кости.
Да, картиночки войны
Дело не благое.
И уж лучше, пацаны,
Видеть вам другое.
На войне ж кромешный ад
Всех вас ожидает
И вернетесь ли назад
И сам Бог не знает.

* * * * * * * * * * * * * * * * *




О ЗНАКАХ И СОЗВЕЗДИЯХ

У истории -
свои законы,
с астрологией общего нет.
Но кажется –
Под знаком Дракона
мы жили десятки лет…
Жили мы
И под знаком Зайца,
приучаясь молчать и дрожать,
мы больше старались казаться
и боялись собою стать.
Были мы немы –
Под созвездием Рыбы,
Оглохшие от «ура!
Мы, конечно, строили, -
Но могли бы
Лучше, чем вчера.
За одним столом со шпионом
Поднимали заздравный тост…
Тайный укус Скорпиона –
И неведомо, где погост…
Кое-кому хотелось,
Чтоб не помнили мы отцов,
Чтоб были все серо-белые,
Похожие на Близнецов.
А тех, кто противился
Неподотчетным чинам –
в классовые противники!
На растерзание Гончим Псам!
Ах, кто выдумал
эти созвездия,
был, наверно, Мудрец и Пророк…
Когда грянуло
Октябрьское возмездие, -
Кто такое предвидеть мог?!
Свои у планет вечности.
У истории – в будущем суть…
В будущее из бесконечности
простирается Млечный Путь.
1988 г.

* * * * * * * * * * * * * * *


Юрий Полярный (Ю.В. Скоробогатов) 1949 г.. Инженер-електронщик "АЛМАЗАВТОМАТИКИ" АК"АЛРОСА". Город Удачный Мирнинского района. Республика Саха (Якутия). Известный в Якутии поэт-песенник, лауреат многих конкурсов художественной самодеятельности

ВЕТЕРАН

Моему отцу                    
СКОРОБОГАТОВУ В.Ф.

…А Родину зовешь ты нежно – Мать,
Хоть безответны чувства к ней порою,
Хоть материнства принято лишать
За отношенье к сыновьям такое…

Ты, кутаясь в потертое пальто,
В спасенной, но забывчивой державе,
С судьбой смирившись нам прощаешь то,
Что сами мы прощать себе не вправе.

Лишь день в году, медалями звеня,
Себя ты ощущаешь Ветераном,
А Триста Шестьдесят Четыре дня-
Мы, без стыда,
                         Тебя (!)
                                Считаем равным,

Забыв, что силы далеко не те,
Что из окопа в бой тебя рванули,
Когда на безымянной высоте
В бильярдной пляске сталкивались пули.

Когда кипящий Днепр кроваво цвел,
Фонтанами отсвечивая ало,
Когда одна из смертоносных пчел
В бедро вонзила разрывное жало…

Теперь те дни закованы в гранит,
И сеет жизнь Забвенья злое семя…
Так почему лишь Ветеран хранит
То, перед чем бессилен Ластик-Время.

Неужто нам другого нет пути?
Кому нужны бессмысленные муки?
Зачем же вновь обязаны пройти
Дорогу ту Твои сыны и внуки?!

Вновь каждый выстрел в грудь твою летит,
Тревожа зарубцованные раны.
От Новых ране ще сильней болит
Расстрелянное сердце Ветерана.

Мы
Добиваем(!) Память той войны…
Вас с каждым днем все меньше остается…
Так пусть же День Победной Тишины
В нас Здравым Смыслом Жизни отзовется!

Лелея сына, пусть не вздрогнет мать
От сводок новостей с телеэкранов,
Чтобы никто не смел нас называть
Страной Родства Непомнящих Иванов…

Сегодня, позабыв свое Вчера,
Стреляем слепо в то, что Завтра будет:
Как Мир наш эта Истина стара.
Давайте ж вместе вспомним,
                                                  что Мы –
                                                                    ЛЮДИ.

***

ПО ТУ СТОРОНУ

И ты
      уйдешь
                  когда-нибудь,
В тот Мир, куда идут не в гости.
Закончив полушагом ПУТЬ,
Шагнешь на зыбкий Звездный Мостик.

Рванешься, как на волю зверь,
Из клетки Боли, Горя, Блуда,
Захлопнув за собою дверь,
Ключи не вытащив
                                    ОТСЮДА.

Там
      со своих прозревших глаз
Ты лживых век отбросишь ставни,
Взглянув, гордясь
                              или стыдясь,
На след, что за тобой оставлен.

Увидишь лет недолгих горсть,
И, оценив ее,
                        быть может,
Взгрустнешь над тем, что не сбылось,
И над «сбылось» -
                              возможно, тоже…

Из скорлупы земного «Я»,
Впитав
            Все Атомы Вселенной,
                   Вновь
                              в Бытие Небытия
                   Взойдешь,
                              Безмерный и Нетленный,
Но не спеши в испуге
                                      грудь
Крестить усердно у Порога,
Когда за Ним увидишь Суть
Что ты –
                  и есть
                              частица Бога!

БЫЛ, ЕСТЬ И БУДЕШЬ
                                           Ты – Таким!
Здесь имя Господа –
                                      не всуе:
Слова диктованы мне Им,
А я – лишь в мир людской несу их.

Святейших Заповедей Смысл
Познает каждый
                                поздно ль, рано ль:
Когда Грехом пронзаешь Мысль,
То часть Души
                       прольется раной.

Когда ты,
                  разглядев Себя
Во ВСЕМ, что Видимо тобою,
Кого – то ,
                  сердцем не любя,
Прощаешь искренне,
                                    Душою –

Тогда лишь выйдешь ты из тьмы,
Поняв, что ты -
                           и Мир и Клетка…
Вот только жаль, что Это мы,
При жизни,
                  понимаем редко…

Лишь потому людская кровь
Сочит планету злобой скотской.
Лишь потому,
                        сказав «любовь» -
Все чаще думаем о плотском.

Лишь потому вливает жизнь
Нам в ложку меда - бочку дегтя.
Лишь потому меняют смысл
В толпе
             слова о Чувстве Локтя…

И даже в центрах городов
Высь небоскребят «хаты с краю»…
И лабиринты тупиков
Нас в чистом поле окружают…

Я лишь поэт, хоть не силен.
Я – не пророк и не Мессия,
Не Света Луч – всего Фотон
В кромешной мгле моей России.

Пускай от спички этих строф
Сегодня – лишь «прикурит» кто – то,
Пусть не зажжет она костров
Для сбитых с курса самолетов,

Но пусть раздвинет горизонт
От тупиков сомнений тяжких,
И в жизнь заблудшего –
                                           Резон
Ворвется с первою «затяжкой».

И цепи призрачных оков
Ключом познанья разомкнутся:
Не существует Тупиков,
Когда есть Воля – Оглянуться!..

И я
       уйду,
                 когда – нибудь,
За грань несбывшегося Чуда…
Но легче мне,
                     я знаю Путь.
Ведь ВСЕ стихи мои –
                                      ОТТУДА…

* * *

С Годом БЫКА

Письмо побратиму – из приполярной Руси в Русь приднепровскую

Набычился кризисом год
На нашу родную Планету.
И кто там, поди, разберет –
Кому привлекаться к ответу?...

Глаза прокуроров – вразлёт:
«Ну, кто виноват в ваших стонах?..»
Хоть знает виновных народ
По-рожно, да и поимённо…

И вновь предлагают терпеть
Лишенья бесправному люду…
Не встретятся обух и плеть –
У обухов «крыши» повсюду.

И взять бы Быка за рога,
Но власти – глухи и незрячи…
Им шкура Своя дорога:
С ВОРАМИ – нежны по-телячьи.

Не телимся мы, не мычим
В стадах крепостных резерваций…
«Дороже себе – говорим –
Со Стенкою Власти бодаться…»

А нам бы – лугов посочней
Вдали от их «мерсовской» пыли.
Да чтоб хомуты – не тесней,
Да тёлки – сговорчивей были б…

Смердит их прихват-коммунизм
Людскими слезами и потом,
А наш удалой Оптимизм –
Лишь Верой силён, да работой.

И тянем мы лямку-ярмо
На каторгах, да в катакомбах:
Нам грех – опускаться в дерьмо
До Их поднебесных апломбов.

Нам Совесть и Честь – не дают
Ногой открывать эти двери…
Мы в Божий и Праведный Суд
Всё больше, со временем, верим.

И ты, как и я – не привык
Расслабиться «жизнью хорошей»:
Как бабы, что «лошадь и бык»,
0силим и эту мы ношу.
И ты, как и я, далеко
Разбросаны по зарубежьям…
Тебе, как и мне нелегко
От хрени времен Беловежья…

Хочу я тебе пожелать,
Удач на подходах к распутью,
И впредь – не хромать, не хворать
Душой с Поэтической Сутью!

Чтоб всюду, как прежде – везло
На ценности, лишь Человечьи!
Не путать с Добром это зло,
Что рядится в шкуры овечьи!

Покрыв, пожалей эту «масть»,
Она ведь, по сути – убога:
Достойна сочувствия Власть,
Себя возомнившая Богом,

Что видит решенье проблем,
Давясь каннибальской слюною…
Нелепо завидовать тем,
Кто меряет Ценность ценою…

Смешны нам дельцы-подлецы,
Друг друга грызущие в доле…
А наши Златые Тельцы –
Родились из рваных мозолей!

С Надеждой войди в Новый Год,
И Веру – Любовью наполни!
Шагая лишь только вперед –
О Чести и Совести помни!

Сомненьем в пути не греши –
Идущий осилит Дорогу!
Ты нужен Земле! Не спеши
С докладами к Господу Богу!
Будь верен своим берегам,
Где нимбы – Короны к Достатку!
Хватая Быка за рога,
Держи! Не ослабь свою хватку!

* * *
С «ПОЛОСАТЫМ» ГОДОМ!

Принял Царь Зверей Планету!
Году Тигра – люди рады!
Хорошо ли, плохо ль это –
Всё зависит и от взгляда…

Тигры – в «Красной Книге», знаю,
Но – и плюсы в том! К примеру :
Их – Законы Охраняют
От всеВластных браконьеров!..

И уже не так лютует
Подлый Кризис… Не как прежде…
От Быка Земля стартует
В Полосатый рейс к Надежде!

Выше «хвост», Друзья, Подруги!
Кто есть Who – так видно нынче:
Оптимисты – чешут руки!
Пессимист – слезливо хнычет:

От нулей – все беды, вроде,
Путь с нулём в кармане – труден…
«Нулевые» – не уходят:
Меньше, мол, нулей – не будет…

Перебью их тост – ответным:
Жизнь – в полоску! БЫЛО(!) туго…
Оптимистам Беспросветным
Есть поздравить с чем друг друга:

Новый Год – Тигриной масти,
Значит, шансы ЕСТЬ к Достатку!
С Новым Годом! С Новым Счастьем!
С ПОПАДАНИЕМ В «ДЕСЯТКУ»!!!

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

П.А. Зимяхин (1911-2004)
После освобождения из сталинских концлагерей работал агрономом в селе Ульяновка Александрийского района Кировоградской области и предподовал ботанику в Александрийской СШ №2. Выпускники этой школы навсегда запомнили своего любимого «Пал Ботаныча».

…Разрушили храм и устроили склад.
Лишь ветер на ржавых решетках распят,
И трещины врезались в стены, как шрам.
Прости нас, безумных, поруганный храм.
Я помню, в далеких и детских годах
Здесь мама стояла со мной на руках…
Со стен, как положено, в ризах златых
Смотрели крестьянские лица святых,
И ангел – хранитель смотрел на меня,
И свечи – как искры святого огня.
Я верю – наступит иная пора…
Народы проснутся от рабского сна.
Исчезнет злодейства истории хлам,
И снова воскреснет поруганный храм,
И колокол вновь загудит над рекой.
А люди познают смиренья покой,
И тихо пойдут ко святому кресту,
Чтоб поклониться Иисусу Христу.

Лето 1989. Александрия

* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Биографическая справка

Давидсон Вениамин Евгеньевич родился в 1921 году 8 апреля в г.Улан-Удэ (Бурятия). Участник ВОВ, канд. технических наук,профессор. 57 лет преподавал в ДнепрГУ..С 2006 года публикуется в "2000".

Вениамин Давидсон

...Моя молодость...



Когда мы были молодыми
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные цвели.

Юнна Мориц

Когда МЫ были молодыми,
То в тучах дыма, в тучах пыли
Фонтаны земляные били
И «Юнкерсов» моторы выли,
Нам смерть кровавую несли.
Из юности в войну шагнули,
Под бомбы, мины и под пули.
К земле – спасительнице льнули,
Вжимались под броню земли.
Разрывами глушило уши.
Не до прекрасной было чуши.
Взрослели быстро наши души,
Теряя тех, кто полегли,
Теряя тех, кого сломало,
Тех, кому руки оторвало,
Тех, кого гипсом заковало,
Кто свой остаток дней кляли.
Двадцатилетних поколенье
В крови бродило по колени,
Ему пришлось не до цветенья,
За нас ВАМ розы зацвели.

Вот так МЫ были молодыми.

2007, август









* * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Судьбы решенье

Уходит боя гром сердитый
Вдаль, на другие рубежи,
Лежит солдат полуубитый
Сраженный пулями во ржи.
И тихо кровью истекая,
Он в небо светлое глядит,
Где шарф лазурный рассекая,
Шеренга ласточек летит.
И паренёк, собравши силы,
Им выдавил в догонку стон:
«Вы передайте, быстрокрылы,
Родимой матушке поклон.
Не огорчайте дорогую
Тем, что видали поутру,
Ещё я, может, повоюю,
Если, конечно, не умру.
Если отыщет медсестричка
И кровь останется во мне,
Я прилечу домой, как птичка,
Как вы, вот так же по весне».
Уж на меже вздремнули ивы,
Кроваво степь залил закат,
А средь спасенной в битвах нивы
Судьбы решенья ждёт солдат.

Горькие строки

На войне в поддавки не играют,
Друг на друга идут не любя,
На войне, не щадя, убивают –
Или ты меня или я тебя.
В этом злые ведут состязанья
Без смягчающих перемен,
Ведь война – это смерть и страданья.
Не красоты батальных сцен.
Отступают или наступают,
Нету мира на ратном пути–
На войне без стыда убивают,
Чтоб к желанной победе придти.

* * *

Из стихов на злобу «сьогодення»…

Черноюморное… Почти по
Ивану Котляревскому…   

Сообщу…

Я тебе позвоню с того света
Вмиг, как только туда долечу,
Ведь со связью проблем нынче нету –
Я «мобильник» с собой захвачу.
Сообщу, как там с трудоустройством,
Изменилось ли что за века?
То ль в аду все живут с беспокойством,
Что амнистии нету пока?
Демократии много ль там ныне?
В рай ли грешникам можно попасть,
Как у нас кой – кому в Украине,
Что с Майдана прорвались во власть.
Словом, всё уточню я, как гоже,
Есть нужда ли в еде и питье.
На земле нашей, чувствую, всё же
Лучше, нежели «жить» в небытье…
* * * * * * *

Братья по кайлу и лопате, и перу - тоже, послушайте песню о донбасских шахтерах ... (к сожалению, автор неизвестен)

Песня:Скачать
* * * * * * *
Презенты от братского ЖЖ "Ovod_next"
Пісні і вірші від Державного Ґедзя (Овода)

Грустная песня о Родине и "родине"

(на мотив Микаэла Таривердиева из кинофильна "Семнадцать мгновений весны")

С чего начинается Родина?
С куч мусора в нашем дворе,
И бдительных милых соседушек,
Таящихся в каждой норе.
А может она начинается
С бомжа под забором у нас
И с нищих с рукою протянутой,
Что ждут – кто копейку подаст?

С чего начинается Родина?
С налогов и платы за газ.
С витрин с иностранными буквами
И детских тоскующих глаз.
А может она начинается
С обеда – картошки пустой,
И с тысяч голодных с «кравчучками»,
Живущих за крайней чертой?

С чего начинается Родина?
С ментовских откормленных рыл,
С бравурного марша «державников»
И с холмиков скромных могил.
А может она начинается
С экранных кокетливых звёзд
И сморщенных женщин на улицах,
Торгующих в дождь и мороз?

С чего начинается Родина?
С насилия, лжи, грабежей,
С убийств, наркоты, проституции
И «мерсов» для новых вождей.
А может с того начинается,
Что каждый тут – трус и подлец,
И эту проклятую «родину»
Зачем создавал ты, Творец?

С чего начинается Родина?

* * *
ПЕСНЯ ПОТОМКОВ ПОВСТАНЦЕВ-АРСЕНАЛЬЦЕВ
...на мотив старинной советской песни
"НАШ ПАРОВОЗ, ВПЕРЁД ЛЕТИ!"


«Наш паровоз вперёд лети!»...
Вот мы уже у цели.
В тупик упёрлись все пути
И все припасы съели.

Там кто-то рельсы разобрал,
А там – сорвал проводку,
Купил, продал, украл, сменял
Украину на водку.

Копейки нищим подают,
Работы нет мужчинам,
А на базарах продают
Остатки «Батьківщини».

Летел вперёд наш паровоз:
Спасибо перестройке –
Теперь он съехал под откос,
И мы на дне помойки.

Пусть паровоз наш не парит,
Народ наш – славен в Бозе:
В дерьме пускаем пузыри,
Нам хорошо в навозе.

У власти те же палачи.
Бандиты, воры, хамы
На нас плюют – а мы молчим,
Зато мы строим храмы!

Уже крючком загнулся хвост:
Чернобыль льёт из тучки.
Мы допотопный паровоз
Сменили на «кравчучки».

На них на кладбище везём,
Как в голод в Ленинграде,
Готовят немцам чернозём
Вновь избранные дяди.

Победой вытерли зады,
Хот-догов захотели,
И возим "тёлок" молодых
В турецкие бордели.

Мы дети тех, кто брал Берлин –
Да здравствует победа! –
Чтоб нам оттуда слать могли
Старьё из секунд-хэнда.

Мы грабим отчие гробы –
Где б взять металлолома?
И к немцам просимся в рабы
Из пропитого дома.

Триптих
Подвиги, звершення, дивнії витвори,
Пишні сади та родючі поля…
А на завершення – напис на цвинтарі:
«Ми – українці. Це наша земля.»

* * *

Як цю землю ми втратили з вами?
Чи ж пропили її за столом?
Починалось усе козаками,
А скінчилося – Чорним волом.

* * *

З якої злої ворожби
Тікають у краї чужії
І незалежні ці раби
І незалежні ці повії…

Песня о кроликах
Снова на осине
Зацвела акация.
В кролеферме ныне
Новый лидер нации.

От дяди Сэма
Новые презенты:
Кролика Сеню
Тянут в президенты.
Тащат за уши -
Помогай им Боже!
Кроликам кушать
Что-то нужно тоже!

Вашингтонский папа
Его гладит с нежностью:
Кролик - просто лапа
С украинской внешностью!

Честностью дышит,
С нами не лукавит:
Там - строчку впишет,
Там - закон подправит!
Свежим репризам
Радуется зала:
Киндерсюрприза
Только не хватало!

Письмо из Украины белорусским сябрам.
А жизнь идет. И в этой мутной гуще,
Нас захлестнувшей, хочется опять
«Героев» вспомнить Беловежской пущи
И ребра им слегка пересчитать.

Как в заповедном, партизанском крае
Могло родиться этакое зло?
И белый бусел, Пущей пролетая,
Об эту погань замарал крыло.

Бессильны были вражеские танки
В ту страшную последнюю войну.
Да вот из пня поднялись три поганки
И отравили целую страну.

Но верю – Белой будут Русь и хата,
От мерзости очиститься должны.
У Вас есть Батька – повезло, ребята!
Мы ж сироты – у нас лишь паханы.

* * *
in Israel
Александр Степанков
Письмо в Израиль. Б.Лемберскому.


Как дела твои, старый друг
В этих землях обетованных?
Мы с тобою как птицы вдруг
Разлетелись в полёте странном:
Я – на север, а ты – на юг.

Я на север, а ты на юг…
Не сиделось нам, не сиделось.
Но от этих «народных слуг»
Так куда-то бежать хотелось,
От безжалостных длинных рук.

Я был гоем, а ты – аид,
Но учились и жили вместе
На задрипанные рубли.
Ты был «дружкой» моей невесте,
А теперь вот – в такой дали.

Сколько лет с тобой, столько лет
Мы делили и смех, и горе.
- Санька! – ты мне кричал, - привет!
Отвечал я: - Здорово, Боря!
А теперь тебя рядом нет.

Как живётся там, Бенцион,
Под безоблачным южным небом?
На счетах твоих миллион,
Или кормишься манной с неба?
Годы катятся под уклон,

На покой спешат, на покой.
Хорошо там у вас, нет стужи.
Но не снится ль тебе порой
Наш студенческий пьяный ужин
И цветенье садов весной?

Южный Буг и сосновый лес,
Запах ландышей, скрип уключин
И грибов дождевой замес…
Да, конечно, у вас там лучше,
Но так плохо ли было здесь?

Без тебя там отец и мать.
Над забытою их могилой
Облака пролетают вспять
Да вороны кричат уныло.
Не видать детей, не видать…

Раскидали нас, развели.
Улетели на юг подранки.
Здесь – торопится в короли
Вся вчерашняя грязь, поганки,
А всё лучшее – на мели.

Я вернулся – но всё окрест
Так бессмысленно увядает.
Без работы семь лет. Без средств.
Не поверишь ты – голодаю
И на будущем ставлю крест.

Помню я: ты любил стихи,
Мог взахлёб говорить об этом.
Я порадую – неплохим,
Ну, да что там – большим поэтом
На Парнас пришёл – от сохи.

И взлетает, звеня, мой стих,
И окрепнув, на волю рвётся,
Да к тебе он не долетит,
Потому что напрасно бьётся
В стену – что поперёк пути.

Тут, пойми, не моя вина,
Что не те вокруг ходят пары.
Всё здесь меряет Сатана
В гривнах, шекелях и долларах,
А Поэзия не нужна.

Ни сочувствия, ни добра,
О высоком никто не вспомнит.
Принимается на «Ура»
Только то, что карман наполнит,
А любовь умерла вчера.

Но ведь мы-то живём с тобой
И ещё не утихли звуки,
Солнце светит над головой.
Так протянем друг другу руки:
Может, рано нам на покой?

Если блеск не погас в глазах,
Если руки удержат лиру,
Значит нам на покой нельзя,
И ещё нам есть что сказать
И друг другу – и даже миру,

Что не так уж велик наш свет,
И не так всё на свете горько.
Посылаю тебе привет,
Пусть тебя он отыщет, Борька –
Так хочу получить ответ!

Информация, с согласия автора, - с сайта http://www.stihi.ru/
* * * * * * * * * * *


Представляем НАШЕГО нового автора Владимира Андреевича Чайковского, человека со сложной, насыщенной трагическим драматизмом судьбой. Подробно о нем - в блоке "Портреты"

Чайковский В.А.
г. Чернигов


СТИХИ ПРОТЕСТА

Табори

Табори… Табори… І далекі, і близькі…
Табори українські – неначе фашистські -
Інквізитори давні… Не можуть чужинці
Так карати людину, як свої українці!
Скільки, скільки людей в таборах України
За поцуплені з голоду хліба крихтини?
Довели нас до злиднів нові «патріоти» -
Розвалили державу, лишили роботи,
Одурили за внески, а їсти щось треба –
Бо не падає мана з Божого неба.
В таборах дистрофія – тануть в’язні, як віск,
В таборах геноцид підіймається в зріст…
Довели нас мовчазних до межі, до крайності,
Окрутили оманою, позбавили крил…
І радіють у голос о правах і гуманості,
А в’язниць стало більше ніж лікарень і шкіл.
І не так вже далекі але й не близькі,
Табори скрізь і поруч на варті стоять…
І вівчарки, і вишки, як гляну, - фашистські,
Та на вишках я бачу українських солдат.
Перевертні, іуди дорвались до влади –
З кожним роком біднішає наше життя…
І довіри нема до Верховної Ради –
Бо вона не несе для людей майбуття…
Скільки років пройшло «незалежності» нашій?
А підсумки? – Спливає добро за кордон
На рахунки іуд – «патріотів» вчорашніх…
Що ж мовчиш ти про це, український закон?
Схаменіться пани! Бо в народному вирі
Не почує ніхто ні благань, ні виття,
Бо пора вже, пора вже гострити сокири,
Скільки можна терпіти ганебне життя?!

Перевод на русский язык Н. Кузьменко

Лагеря

Лагеря… Лагеря… Далекие, близкие…
Лагеря украинские, словно фашистские –
Палачи, инквизиторы… Ведь не могут чужие
Так карать человека, как свои, как родные.
Сколько, сколько людей в лагерях Украины,
Что от голода хлеба кусок утащили?
В нищету нас загнали «ура-патриоты»,
Развалили державу, лишили работы,
Одурачили с вкладами, не оставили хлеба,
Но не падает манна с Божьего неба…
В лагерях дистрофия, тают зеки, как воск,
В лагерях геноцид предстает в полный рост…
Довели безответных нас до грани, до крайности,
Опоили обманом… Без крыльев – лишь вниз…
Сами весело треплются о правах и гуманности,
Только тюрем все больше, чем школ и больниц.
И не очень далекие, но и не близкие,
Лагеря везде рядом на страже стоят:
И овчарки, и вышки, как глянешь, - фашистские,
Но на них вижу я украинских солдат…
Перевертыши, звери, иуды у власти –
С каждым годом нищают и жизнь, и душа;
И Верховная Рада не выдаст нам счастья,
Не укажет в грядущее путь сгоряча.
Сколько минуло лет «незалежности» нашей?
Результат? – Уплывает добро за рубеж
На счета всех иуд, «патриотов» вчерашних,
Но безмолвен закон, пряча мерзкую плешь…
Хватит жрать, господа! Ибо в вихре народном
Никто не услышит ни мольб, ни вытья…
Время, время уже топоры брать голодным, -
Сколько можно терпеть беспредел сволочья?!
* * *

Розбитим шляхом

І плачу і сміюсь, сміюсь і плачу
Над тим, що кожний день я бачу,
А бачу я не радість, не весілля,
А наше перед злочином безсилля.
У людства на очах грабують неньку, -
Вивозять все – хто швидко, хто тихенько…
В Верховній Раді, думаєш, не знають? –
Там теж свої кишені набивають –
Підвищили собі платню – дай боже –
І без податків щоб… На що це схоже?!
Сидить там під іменням патріотів
Збіговисько Іуд Іскаріотів.
Що їм життя простого селянина,
Ходатая в сльозах за в’язня-сина,
Поцупившого торбочку пшениці,
За що потрапив потім до в’язниці?!
Чи це не ви звели нас до недолі,
Щоб рились ми в смітті неначе в полі?!
Куди не гляну – черги наче ліс…
Від териконів аж до полонини
Поскрипує ганебной долі віз
Розбитим шляхом неньки України.

Перевод на русский язык Н. Кузьменко

Разбитою дорогой

Смеюсь и плачу, плачу и смеюсь
Над тем, что вижу, от чего плююсь,
А вижу я не радость, не веселье,
А горького бессилия похмелье.
Отчизну грабят на глазах у мира
Те, у кого сегодня власть и сила.
В Верховной Раде, думаешь, не знают? –
Там лихо все карманы набивают,
Сами себе зарплаты повышают,
Себя любимых от налогов защищают…
Сидит там под названьем «патриотов»
Гнилое сборище Иуд Искариотов.
Что слезы им простого крестьянина,
Извечного ходатая за сына,
Укравшего чуть-чуть муки в суме,
За что теперь не первый год в тюрьме?!
Разве не вы нас довели до горя,
Чтоб в мусоре копались мы на воле,
Пристраиваясь очереди в хвост?..
От терриконов и до полонины
Скрипит судьбы позорной дряхлый воз
Разбитою дорогой Украины.

* * *

О, Родина, желаю не упасть!

Как ты певуч, украинский язык,
Волнующе чарующая мова!
А я с рожденья к русскому привык
И не могу без золотого слова.

Но я тебе не враг, не янычар,
Я сын твой, Украина, до могилы,
И, шествуя сквозь жизненный пожар,
Тебе, единственной, и мысль моя, и силы.

И пусть не тщится мусорская масть
Тебя на части разделить во блуде.
О, Родина, желаю не упасть,
Отдав свой голос скользкому Иуде!

* * *

Уйду в бега

Я в лагерях не по своей вине,
В СИК-45 сижу я не по делу,
И перед вами нет вины на мне –
Я осужден судом по беспределу.

Уйду в бега, где воля и простор,
И под дубинами не гнутся наши спины.
Законен ли на рабство приговор
От имени свободной Украины?

Уйду в бега, где воля и простор,
Пока тепло, и в зелени долины.
По ходу тихо сгину за бугор,
Что я теряю, кроме Украины?

Я Родине не должен ни гроша,
И мне она не задолжала цента,
И обо мне не заболит душа
У власть имущих, и у президента.

Уйду в бега, пока еще дышу,
Пока тепло, и в зелени долины…
Пощады никогда не попрошу
У палачей народа Украины.

* * *

Независимость

Наша независимость – рай для казнокрадов,
Грабят Украину все, кому ни лень.
Говорят: избавились мы от всяких гадов…
Но отовсюду слышится стон из деревень.

Господи помилуй! Что же это с нами?
Не поймем мы новшеств нашими мозгами.
Были «коммунистами» на руку нечистыми,
Назвались «демократами» - остались вороватыми.
Эх-ма, горе от ума! Или без ума, все равно - эх-ма!

Те, кто были палачами,
Нынче стали богачами
И живут, не ведая стыда…
Все они опять у власти
И сулят народу счастье,
Надувая нас без всякого труда.

Украина в трауре, Украина в плаче,
Сколько можно, граждане, лучшей доли ждать?
Надо было, люди, думать нам иначе,
А не за горилку голос продавать.
Эх-ма, горе от ума! Или без ума, все равно - эх-ма!

Те, кто были палачами,
Нынче стали богачами
И живут, не ведая стыда…
Все они опять у власти
И сулят народу счастье,
Надувая нас без всякого труда.

* * * * * * * * * * *

ФИЛОСОФИЗМЫ

Вячеслав Кравченко.


Оглашенные

О Господи, откуда нанесло
Тупое суесловие сословий?..
Иным ослам любезно ремесло
Доискиваться истины по крови.
Откуда вдруг ущербность напоказ:
Русь отродясь не знала обезьяны?
Безумие, безвременьем озлясь,
Само себе расчесывает раны.
А тут погоды - сказка, чудный сон:
Октябрь великолепен совершенством!
Я в лес хочу и не хочу колонн
Ни с красным, ни с прекрасным оглашенством.
Досадно... жизнь изнашивает ткань,
А легкие выхаркивают ярость;
И нищие, и утренняя пьянь,
И жуткая в обыденности старость.
Ну что же вы? ну плюньте на меня
За, может быть, безграмотные бредни.
Я так хочу прожить еще полдня
Без мата и шараханья в передней.
А мне и вам покоя не дают
Архипророки - архипроходимцы.
Прости, октябрь, голодные встают,
А хлеба нет, чтоб с ними поделиться!

***


Чумацкий шлях Государственные винтики,
Самостийные казаки!
Одурачили вас политики -
Пристяжные - коренники!
Заморочили рухи вздорные,
Перебежчики из ЦК.
Флаги красные, флаги черные
Упираются в облака.
В этой стыни синее синего
Обессмысливается спор:
Серебрятся знамена инеем,
Передергивается затвор!
Друг на друга идут колоннами
То ли шайки, то ли стада?
Под застиранными знаменами
Пролетарии - господа.
Те и эти стекают лавами
На брусчатку седых веков,
Вечно - левые, вечно - правые
Внуки - правнуки большевиков!
А над ними - в дожде ли, снеге ли,
Оскорбленная высота:
Диалектика бога Гегеля,
Ненасилие бога Христа!
Время вылечит хворь убогую,
В душах выгорит подлый страх,
И счастливым путем - дорогою
Обернется чумацкий шлях!

Дела былинные...Но не старинные.

Дорога

Ой, ты гой еси, казаче!
Что ж ты горько плачешь?
Где ж твоя судьба-удача?
Где ты ее прячешь?
Может, вихри-ураганы
Силой отобрали?
Может, турки-басурманы
Златом сторговали?

Может, в ночь глухую вышли
Обры на обычай
Да ордой лихою, пришлой,
Сгинули с добычей?
Спеленали-заковали,
Бросили в подполье,
Чтоб до века не узнали
Люди вольной воли.

Может, гунны черной тучей,
Крадучись степями,
Подползли к днепровским кручам
Черными роями
На мохнатых лошаденках,
В лисьих малахаях;
Разнесли на льду избенку,
И по бревнам - наверх;
Порубили - покрушили
Да пожгли огнищем
Вольный край, где люди жили?
Прах и пепелище.

Может, стонет под хлыстами
В кандалах-браслетах,
Об одной цене с скотами
Продается где-то?
Или ждет под новым паном
Свой счастливый жребий,
Божьей правды, божьей манны?
Ты и сам не веришь.

Или, век ее короток,
На Сечи гуляет
Да заместо панских плеток
Мед татарский чает?
Нет ни отчины, ни хаты,
Ни отца, ни деда,
Только конь да меч булатный,
Да беда-победа?

Ой, лукавишь! ой, не верю!
Стон под батогами!
То гетману служит зверю,
То - вперед ногами.
Где ж та правда в сабле острой -
Ни пахать, ни сеять?
Запорожье - славный остров,
Да и тот - не с нею!

Может, там - с самим Богданом,
Под пилявским лесом
Перевязывает раны,
Хвалится эфесом?
Бреет ляшские панаши,
Кондотьеров гонит.
Слава рыцарям бесстрашным!
Только кто их помнит?

Может, Петр с Екатериной
Подло обманули
Да с жестокостью звериной
Петлю затянули?
Обобрали край до нитки,
Стали на кордонах -
Смерть под пыткой за убытки.
Сдохнуть им на тронах!

А свои паны-вельможи -
Холуи царевы?
Через день сдирали кожу
Да секли до крови!
Их свобода - кнут по ребрам,
Да мешок цехинов -
Не видала шляхты доброй
Ненька Украина!

Все старо, как мир от века, -
Сила с силой спорит,
А простому человеку
Горе, злое горе!
Хоть свои сидят гетманы,
Хоть паны чужие,
Мужику всегда погано
С хомутом на вые!

Память скажет, да обманет -
Лишь добро и помнит.
Мертвецы живых тиранят,
Как солому ломят.
Ой, да было ли так славно
В прежние-то поры?
Каждый год бежали в плавни
Люди от разора.

А за властью-булавою
Всякий час гонялись;
Да платили головою,
Верою менялись.
И горела, и дымила,
И текла слезами
Та земля, что всех кормила
Хлебом - образами.
Ты ль, казак, поднявший саблю,
С чертом не спознался?
Ты ль в крови не замарался?
Ты ль крестом не клялся?
Ты ли не был всех дороже
Богу-господину?
Что ж тебе он не поможет
В тяжкую годину?

И не глупый ты, и рослый,
Веры православной,
Накопил одни вопросы,
А который главный?

И теперь все те же смуты -
Ходят брат на брата,
Лишь казнят не шашкой лютой -
Бьют из автомата.
Злые беды злее прежних,
Думы одолели!
Сколько сирот многогрешных
Истины хотели?
А нашли ли - кто узнает
Да живым доложит?
Кровь межу перетекая,
Лишь обиды множит.

Брат, кровиночка родная,
Единоутробный,
Только молвь его чудная,
Чем тебе не годный?
Что ж ты чванишься ревниво,
Почем зря бранишься?
Не суди другого криво -
Сам не повинишься!

Мал совет, да нету злата,
Чтоб купить на случай:
Жили на Руси три брата
Сильных и могучих!
Да рассорились однажды
Глупые потомки,
И теперь бедует каждый
В собственной сторонке.
Правда втрое зорче ссоры,
Во сто крат мудрее:
На беду найдутся воры,
Враз - не одолеют!

Самому - не выйти в люди,
Не поймать удачу.
А с роднею хоть и трудно,
Да нельзя иначе.
От всего не уберечься -
Положись на Бога.
От былого не отречься -
То и есть дорога...
_____________________________
Обры - кочевой народ во времена наших пращуров. (По «Повести временных лет»: «погибоша аки обры»).

Украинский политикум: галерея портретов.
(Эпиграммы и шаржи)

Один за всех

В политических программах,
Словно в мутных зеркалах,
Кто-то видит лики Храма,
Кто-то - ненависть и страх.
Мозаичную картину
Я писал, не мелочась.
С кем ты будешь, Украина,
Завтра утром?.. В добрый час!

* * *


А. Базилюку

Гей, славяне! Гей, братушки!
Постоим за старину.
С нами Бог, Ильич и... Пушкин!
Ну, и я им подмогну.

* * *


Б. Бойко

Українські патріоти!
Годі спати по хатах.
Треба братись до роботи
На державницьких постах.
Розбудуємо державу
В піку націям «старим»,
Щоб молилося Варшава
І жахався третій Рим!

* * *


М. Бродскому

Власть обязан взять народ,
Чтобы быть свободным.
Взять - и дернуть на курорт,
К чудесам природным.
Потреблять, так потреблять -
Десять евро в сутки!
Невзначай в зерцало глядь,
Образ власти жуткий!

* * *


Н. Витренко

«Изменить, восстановить,
Закрепить основы...»
Заодно, окно помыть
И венец терновый.
«Выгнать к черту МВФ,
Возродить советы...»
Посмотреть картину «Блеф»
И забыть об этом.

* * *


В. Волге

Потерпите, граждане,
Ждать уже не долго:
Черноземом каждого
Осчастливит Волга.
Даст нам демократию
Крепкую, как водка.
С бандой надзирателей
В каждом околотке!

* * *


Н. Грабарю

Свобода есть, да нет порядка,
А значит - и благополучия.
Фундаментальная загадка
Не только Гегеля замучила.
За сотню дней решить проблему
Берется новый Меттерних,
Тотальной кадровой заменой
Одних нечистых на... других!

* * *


И. Душину

У кого-то много власти,
У кого-то мало.
Мы - не мы теперь, а части
Мертвых идеалов.
Кто кричит: «Объединяйтесь!»
Кто линчует ближних.
Ужас! Прав профессор Мальтус:
«В мире много лишних!?»

* * *


Ю. Збітневу

Кажуть люди, «Нова сила»
Маніфест проголосила
Про зліття держави з Церквой,
А Єрусалима - з Меккой.
Щоб Христос разом з Аллахом
Догождали... олігархам!

* * *


А. Кинаху

Вот серьезная программа
Возрождения страны.
В ней уродства наши прямо,
Без прикрас обнажены.
Концентрация усилий
И ресурсов для рывка
Вознесут страну, как крылья,
Что не выросли пока!

* * *


Р. Козаку

Висуванець має план
Залякать меншину,
Щоби знали, хто є пан
В «Нашій Україні».
Мо’державницький народ,
Титульний, великій.
Хай кацап закриє рот,
Бо одержить в... пику!

* * *


С. Комиссаренко

Слава, слава академику
За научные труды!
Доживем до понедельника -
Соберем его плоды.
Но спасительную миссию
Гасит вязкая среда:
Не бывает независимой
Власть от власти никогда!

* * *


В. Кононову

Да, в стране системный кризис,
Политический застой.
Разорил державу «бизнес»,
Елки-палки, лес густой.
И менять необходимо
Политический баланс.
Что же вы идете мимо?
Обойдемся и без вас!

* * *


Д. Корчинскому

Листовки носит ветер,
Шуршит листвой, как встарь.
Сыграйте нам на флейте,
Скучающий бунтарь.
Октябрьская погода
Певцам благоволит:
Авось лихая кода
Бульвар развеселит?

* * *


В. Кривобокову

Нам бы ценные бумаги
Да дисконтные ларьки.
Вот бы пили работяги!
Вот бы ели старики!
Но в державе, скажем прямо,
Больше нечего делить,
Кроме порченой программы.
Может, вирус удалить?

* * *


А. Морозу

Рвать последнюю рубаху
За идею прока нет:
Раскуркулим олигархов,
Шиш получим на обед!
Да, стране нужны реформы,
Но какие - вот вопрос:
То ли новая платформа,
То ли - старый паровоз?

* * *


В. Нечипоруку

После Беловежской пьянки,
Как известно, без следа
Наши денежки в Сбербанке
Растащили господа.
Кабы нам вернул их кто-то,
Не надеемся, но ждем!
Мы б такого доброхота
Тотчас выбрали вождем!
Но 130 миллиардов -
Не пустая калита,
А потешная бравада
Балаганного шута!

* * *


О. Омельченко

«Єдність» нам за десять кроків
Пропонує добрий пан,
Що зробив за десять років
Зі столиці балаган.
Зараз мріє з України
Щось небачене зробить.
Досить нам морочить спину,
Якщо в декого свербить!

* * *


А. Ржавскому

Вот «семейная» программа
Записного мудреца:
Украина - ненька - мама,
Не хватает лишь отца.
Где живет он, обитает,
Знает, разве что, Творец.
Но... отцов не выбирают!
А политик - не отец!

* * *


М. Рогожинському

Зробити так, щоби найкраще
Жили ми серед всіх держав.
Бажання лірика путяще,
А де та путь - ані няв-няв.

* * *


П. Симоненко

Правнук классиков брадатых
Рвется нами порулить,
Обещая у богатых
Все отнять и поделить.
И тотчас случится чудо
Коллективного труда:
Планы будут, кадры будут!
К святкам - кончится еда.

* * *


Г. Чернышу

Кто в миноре, кто в мажоре
Рассуждает об офшоре:
Без налогов-де наш край
Превратится в Божий рай.
Может быть, о чем тут спорить?
Полстраны уже в офшоре!

* * *


Л. Черновецкому

Миллионер в разграбленной стране
Подобен мародеру на войне:
И тот, и этот грабит мертвецов
С прожорливостью трупных червецов!

* * *


А. Чорноволу

Ось шпаргалка ерудіта,
Хлопець має рацію:
Мусить хтось перетворити
Наш народ у націю!
Головна передумова
Визвольного зрушення -
Майкрософт навчити мові.
Вільно або змушенно!

* * *


В. Ющенко

- Куме, чули новину?
Наш атаман ясноокий
Обіцяв за десять кроків
Влаштувати рай.
- Та ну?
- Ще й створити п’ять мільйонів,
Це не жарт! - робочих місць.
- Бреше син татуньо Льоні,
Як звичайний популіст.
Хто йому позичить грошей,
Пінчуки - Медведчуки?
Кроки, начебто, хороші,
А насправді - балачки!

* * *


А. Яковенко

«Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!..»
За чашку жидкости бульонной,
За миску слипшихся бобов.
Смело мы в ЦИК пойдем
За Власть Советов!
И со своим вождем
Получим это.

* * *


В. Януковичу

Мы выходим из провала,
Резво движемся вперед.
Всем хватает хлеба с салом,
Разговляется народ.
Не легко на битом тракте
Украину поднимать.
Есть и сила, и характер,
И мессий не занимать.
Пусть на нас хоть в телескопы
Смотрят Запад и Восток,
Мы дойдем и до Европы,
Мы вернемся, дайте... срок!

* * * * * * * * * * *

Игорь Смердов
из Николаева

Байкові одкровення на теми злободення

О языках.

   «Здоров Петро!»
- А Пётр, здорово!
- Петро, ты поживаешь как?
- Не розумію твоє слово,
   Без перекладача ніякі
   Я мову рідную відстою!
- А я, за свой язык родной!
- Я так міркую Головою!
- Я тоже мыслю Головой,
   И думаю, поймём друг друга
   Без толмача наверняка.
   Вот я протягиваю Руку.
   А как по вашему?
- Рука.
   Порозуміемось з тобою.
   Перекладач не треба той!
   Я на землі стою Ногою.
   А як по вашому?
- Ногой.
- Може в релігіі спокуса,
   Чи може віра в вас не та?    Я вірю у Христа Ісуса!
- Я тоже верую в Христа.
- Так що ж відрізнюе нас нині?
- На это есть ответ один;
   Панує Пан на Украине,
   В России правит Господин.

После выборов.

   Немой, Глухой, Слепой, Безумный,
   Соорудив "потужний" блок,
   Взяв верх в сраженьях многотрудных,
   (Кто бы представить это мог?)
   На первой сессии засели,
   "Аби розподілить портфелі",
   И в каждом деле была ясность.
   Немой - ответственный за гласность.
   Глухой, согласно назначенью, -
   Прислушиваться к населенью.
   Ну а Слепому, - в свой черёд,
   Программу рассмотреть, что нас ведёт.
   Безумный сам, сей аппарат составил,
   Ну а потом его возглавил.
   Но все стараются, недуг свой скрыть.
   Немой пытался говорить,
   Как он событья освещает,
   И как народ оповещает.
   Слепой, ну как не даться диву? -
   Сказал, что видит перспективу.
   Ну а Глухой, всем повторял не раз,
   Что слышит он народа глас!
   И информацию заслушав ту,
   Безумный сессии подвёл черту.
   А избирателям как быть?
   Всё так же бедно будем жить,
   Коль избирать мы не умеем.
   Что ж, что имеем, то имеем.

Зарплатня

От, приходить кум Іван
До куми Одарки.
Пляшку дістає, стакан,
Вона ставить шкварки.

Ось, як випили вина
Вони для порядку, -
Каже: «Поцілуй, кума,
Дам тобі десятку!».

А кума Одарка з ним
Спорити не стала:
За десятку обняла
Та поцілувала.

Іван каже: «Посиди
Без одягу просто.
Я же дам тобі тоді
Іще гривень зо сто».

Роздягається кума,
Сіла біля нього.
Та ще й тулиться сама
Міцніше до того.

Потім, кум дістав за цим
Гроші вже останні:
«Давай, кума, полежим
З тобой на дивані».

І віддалася йому
Одарка потому.
Справу він зробив свою
Та пішов додому.

Чоловік її прийшов
Ввечері з роботи.
До кімнати він зайшов,
Скинув плащ, чоботи…
Бачить - жмаканий диван,
Пляшку помічає.
«А чи був у нас Іван?» -
У жінки питає.

«Був», – йому відповіда
Жінка хитрувато.
«Ну, а він тобі віддав
Всю мою зарплату?»


P.S. от редакции:

Такие от СмердОва басенки-
Образхчики типичной классики.
Таких бы - больше авторОв,
И заживём МЫ: "Будь здоров!"

И Оводу и Прочухану
Теперь не грех и отдохнуть:
А с ними рядом - Критикану...
СмердОв за них могёт ПиснУть.

И что это за клоунада?!
Кликуху поменять бы надо:
Уж больно бренд сей некрасив.
"Ліпше - ГрафОв, або - Князів..."

Влад Островский

* * * * * * * * * * *

Былое и думы…Бурые воспоминания о заре "оранжевой" революции"

ПОСВЯЩАЮ МОЕМУ ДРУГУ ПРОФЕССОРУ Ю. ИЩЕНКО.
«Помаранчевая революция» как никакая за историю всех времен и народов, дала шанс украинским, и не только, либералам засвидетельствовать на Майдане свою ррреволюционность.

ЛИБЕРАЛАМ

Отменно мыты, гладко бриты
И не заношено белье.
О либералы – сибариты,
Оплот мой, логово мое!
        О, как мы были прямодушны,
        Когда кипели, как боржом,
        Когда уткнувши рты в подушки,
        Крамолой восхищали жен.
И в меру биты, вдоволь сыты,
Мы так рвались в бескровный бой!
О, либералы – фавориты
Эпохи каждой и любой!
        Вся жизнь – подножье громким
                                                        фразам,
        За них – на ринг, за них – на риск…
        Но нам твердил советчик – разум,
        Что есть Игарка и Норильск.
И мы, шипя, ползли под лавки,
Плюясь, гнусавили псалмы,
Дерьмо на розовой подкладке –
Герои, либералы, мы!
        И вновь тоскуем по России
        Пастеризованной тоской,
        О, либералы – паразиты
        На гноище беды людской.

Юлий Даниэль
(ст.70 УКРСФСР)
Мордовия. Озерный. 1972 год




P.S. (от читателя «2000», собрата автора по ГУЛАГУ)
…Но если звездный шанс подкинет
Богиня фар-то-вой судьбы –
Восстать богатырем былинным
Супротив правящей жлобвы
На кухне, мы рванемся к бою…
Но…, при одном усло-вьи-це:
Пусть радикалы все устроят,
А мы поддержим их… в конце…
Мы, либералы – инсургенты
Взорем: «Восстанию виват!»
Ведь полис есть, на 100 процентов –
Не угодить нам в каземат.
Или еще, того похуже –
В Днепропетровский спецдурдом…
Мы Украине громко служим.
О Революции поем…
… Гимны, контаты, рэппсалмы.
Чем воздух сотрясаем мы…
Не только воздух – всю планету.
Ту, что оранжевого цвета,
Не десять дней, а все семнадцать –
Блокад, пикетов, демонстраций…
* * *
Мы – не апачи! Мы – не команчи!
Мы – либеранчи! Мы – помаранчи!
Не янучары, то бишь, не воры!
Мы – композиторы и режиссеры!
С нами Руслана, Стас Вакарчук, Братья Клычки, Дмытро Гнатюк.
Прошли – пролезли мы в Крым и Рим.
Не к маргиналам принадлежим:
В министрах были и в нардепАх.
На службе пашем не в риск, не в страх,
Ведь мы – ЭЛИТА, то бишь, народ.
А остальные все – быдло, сброд.
Не коммунисты, не социалисты,
Мы не судимы, на руки чисты.
Гетман наш супердостойный пан.
Он с виду вылитый, Хмель Богдан.
А по делам он важней Богдана!
С ним Юлия рядом, как Роксолана.
Только для недругов он похожий
На Шикльгрубера с жуткой рожей.
Как супермен, чародей и джин
Преодолел он яд диоксин.
Он ведал, что делать, когда и как
Мудрый алхимик Жофрей де Пейрак.
В него влюбленная вся Земля.
Скоро получит он приз Нобеля.
За то, что убрал бандократа Кучму,
Как незабвенный Герасим – Му-Му.
За то, что Россию от нас удалил
И этим в Европу окно прорубил…
Любят нас в Штатах, НАТО, Европе,
Теперь уж Россия с Путиным в ж..!
Враги все от завести враз перемрут:
От помаранчей настанет капут,
И сам Жора Буш скажет нам:«Verygood!»
За ним и когорта героев «Пора»
Гаркнет майданно: «Будьмо! Ура!»
* * *
Не в захваті Хмель там, у райских
                                                       кущах:
Його булава в ненадійних руках.

Вилен Очаковский (ст. 187*УКУССР)
г. Александрия, Кировоградской обл. декабрь 2004 – январь 2005.


Вилен Яковлевич Очаковский. 1937 г. Проходчик-пенсионер с шахты "Медвежеярская" П/О "Александрияуголь". Член союза журналистов Украины. Публицист. Политсатирик. Поэт.Подробная информация об авторе на сайте Харьковской Правозащитной Группы www.archive.khpg.org (Музей Дисидентського Руху)



ПИШУЩЕМУ СОБРАТУ!

Посвящается воспевателям Майдана.

       Если сто бьют одного,
       Стопервым я не буду…
                      Евг. Евтушенко.

       Якщо сто хвалять одного,
       Стопершим я не буду…
                      Влад Островський.

А если кто в перекричаньи
Взахлеб скандирует: «Осанна!»
В оргазменном рукоплесканьи
Оранженвольницы Майдана,
Я обойду такое действо,
Как лепразорий, стороною:
Мне не повкусу лицедейство,
Как наваждение хмельное…
«Не сотвори себе кумира!» -
Закон ни мифа и ни сказки.
Бывает, поцелуй вампира
Напоминает внешне ласку.
Собрат, послушай музу Клио:
«Виктории не все прекрасны!»
Стартуют, вроде бы, красиво,
А финишируют ужасно.
А потому, собрат, не надо
Спешить пропеть в осанном хоре.
Толпа – есть разновидность стада,
А эйфорня…чревато горем.



* * *



Ретроспектива не без креатива
с видом на перспективу второго
пришествия на Банковую
      Леонида Кучмы
и как это видится 8 лет спустя
      после акции «УБК»
      сквозь призму
      черного шахтерского
      юмора

Вілен Очаківський
Присвячую священній
пам’яти лицаря Української
Правди, Журналіста
Георгія Гонгадзе.
Заслуженим кучма –
гетьєрам України.
Юрію Луценку і Володимиру
Чемерису.
Жанні д’Арк українськой преси
Тамарі Просяник


Сказание о Гаранте-атланте и "Киевской весне"

На мотивы дедушки Корнея и майора Мельниченко в звучании эха Всеукраинской акции «Украина Без Кучмы»

или Опыт сюр-реалистического сатирического исследования “Кучмогейта”(“Кучмахалепи”) или Либретто фольк-видео-рок-оперы для постановки на сцене

Інтернет-театра
(укрфолькбайка – мистерия)

Второй, дополненный вариант, первый опубликован в ”Інформбюлетені”(N 12. 2001 р)

скачать

* * *

«День Победы» - 1981 в День Победы - 2010…

         Эту «победную» поэму я написал в 1981-ом. А задумал её на пять лет раньше, когда жил и работал в Мирном, в Якутии, ныне, Республика Саха(Якутия), автомехаником в Мирнинской автобазе «Алмаздортранса», треста «Якуталмаз».
         Моя смена счастливо, по сюрпризу журналистской судьбы, совпала со сменой дежурного водителя ГАЗ-53 (АПА – аэродромный прогреватель автомобилей) Михаилом Пикаловым. Мы, алмазовские шофера и механики звали его уважительно - дядя Миша. Было ему тогда всего 50 с небольшим, но смотрелся он на все 70…Рядом с нашими ветеранами-фронтовиками он выглядел как отец - с сыновьями…
         Отчего так рано постарел дядя Миша? Этот вопрос интересовал многих, но особенной разговорчивостью он не отличался, да и кого волнует чужое горе?..И потому вопрос оставался открытым. Меня это, воображаемое, горе, с вероятной интригой, волновало каждую смену… А мой журналистский Внутриглас постоянно нашептывал: «Раскрути дядю Мишу на интервью. Глядишь и на очерк в блокнот накатаешь, а то и на документальную повестюшку для «Мирнинского рабочего» или якутской «Молодёжки». Чуется мне , дяде Мише есть что рассказать…»
         И однажды, когда за окном сердито завывал норд-ост, и дядя Миша со смаком раскуривал фронтовую, как мне тогда показалось, самокрутку, я набравшись традиционного журналюжного нахальства, провокативно спросил его: « Дядь Миша, а на каком фронте Вы воевали ?»
         - А зачем тебе это? Небось гонорар хочешь на мне закалымить? (В автобазе я был более известен как журналист ,чем - как механик…)
         - Темнить не буду, хочу огонорариться, чтобы погонять чаи по-купечески с дядей Мишой и с «Мишкой на Севере»( дефицитные тогда шоколадные конфеты) …
         - Если честно, не люблю я Вашего брата, писаку… Уж больно вы врать горазды, но тебе сделаю исключение: ты шофёр и я шофёр, хлебушко- то ты, как и я, не писаниной зарабатываешь… Ладно уж, расскажу я тебе, на каком фронте повоевать довелось… Дядя Миша затянулся как –то необычно глубоко и глядя в какую- то неведомую мне даль начал свой рассказ, а точнее «повесть о пережитом», но совсем не так, как лермонтовские бородинцы («Да были схватки боевые, да говорят ещё какие!»),- На каком фронте воевал, говоришь?- И тут же с какой- несвойственной ему, признанному в автобазе добряку, злинкой, сказал, как отрезал, - На Ко-лым-ском!
         - ???
         Рассказывал он натужно, с долгими паузами, раскуривая самокрутку за самокруткой, насыпая ядреную махорку из кисета от его благоверной Клавдии, на вырезки из моего родного «Мирнинского рабочего»…

         (По ходу его исповедального рассказа и впечатлению от него, в моей памяти всплывала история жизни моего коллеги – журналиста, выпускника философского факультета Киевского университета Виктора Степановича Бойко, однокашника первого Президента Украины Кравчука… О. как близки по трагическому драматизму оказались судьбы Михаила и Виктора! О чём я напишу через пять лет:

Страдалось легче в гитлеровском плене,
Чем у своих в Усть-Нерском руднике...
Нас истязал своей улыбкой Ленин
В лагпункте, в "красном уголке"…

         Каково было сосуществовать антифашистам, дяде Мише и марксисту-«ревизионисту югославского толка»» Виктору Бойко в одном бараке и на одном лесоповале с гитлеровскими наёмниками – бандеровцами и бывшими полицаями. Только что – на разных фронтах сталинской войны с народом… Дядя Миша – на Колымском, а Виктор Бойко – на Мордовском…В 1958 году…

         Я жадно и лихорадочно записывал дяди Мишину исповедь в блокнот, никак не предвидя будущего разговора с редактором «МР» В.Е. Выборновым…
         - Владимир Евгеньевич, я готовлю для Вас очерк на три подачи о бывшем советском военнопленном, воевавшем в «макИ», а затем отправленном в Колыские лагеря…Возьмёте?
         - Если допустишь клевету на Сталина, не возьму…
         - Так ведь его Хрущёв разоблачил на ХХ съезде…
         - То было давно…Двадцать лет прошло…Это во-первых…А во –вторых генсек сейчас не Хрущёв, а Брежнев. Неприятности по партийной линии мне не нужны, да и тебе играть с огнём не советую…
         Вот так, я остался в долгу перед дядей Мишей – не написал тогда в 76-ом о нём очерк, а в 81-ом, достав из своего архива старинный блокнот, вместо очерка написал поэму, с огнём играючи, не послушав Выборнова… И откуда мне было знать, что мной с 61-го интересуется «Контора Глубокого Бурения», которую я, уже в «местах не столь отдалённых», переименовал в «Курортно Гигиеническое Бюро»…И что поэма эта послужит для Кировоградской облпрокуратуры вещдоком, чтобы упрятать меня как «матёрого антисоветчика» на 4 года в Днепропетровскую спецпсихушку.
         Так бы и покоилась в моём литзагашнике крамольная, по брежневским временам, поэма, если бы не завела меня статья коллеги Сергея Лозунько « Сталин заслужил памятник ко Дню Победы» в юбилейном номере киевского еженедельника «2000»…

День Победы
МЕМОРИАЛЬНАЯ ПОЭМА
         ПОСВЯЩАЕТСЯ МЛЛИОНАМ СОВЕТСКИХ ВОЕННОПЛЕННЫХ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, УЗНИКАМ ГИТЛЕРОВСКИХ ЛАГЕРЕЙ СМЕРТИ И СОТНЯМ ТЫСЯЧ ИЗ НИХ, ПЕРЕВЕДЁННЫХ ПОСЛЕ ДНЯ ПОБЕДЫ В СТАЛИНСКИЕ ЛАГЕРЯ СМЕРТИ НА КОЛЫМЕ, В ВОРКУТЕ, КИНГИРЕ, МАГАДАНЕ И НА ДРУГИХ «ОСТРОВАХ» «АРХИПЕЛАГА» ГУЛАГ…

Невесел дядя Миша в День Победы.
Его улыбка пасмурна, грустна.
А внучка-почемучка мучит деда:
-Дедуля, где ты спрятал ордена?
У всех подружек дедушки-герои…
Медали, как бубенчики звенят.
А разве ты не защищал собою
От Гитлера Москву и Сталинград?
* * *
Сковала боль инфарктовое сердце.
Слеза жемчужиной на шрам легла
И защемило жгуче, как от перца
На сердце, раскалённом добела…
* * *
- Не плачь, дедуль, найдём твои награды…
У нас бабуля – сыщик мировой…
И ты появишься в строю парада,
Как самый замечательный герой.

И почемучка пытку продолжала…
- Наташкин дед взаправдишный герой?
Она про дедушку героя рассказала,
Что он на фронте был за Колымой.
Колымский фронт? А был такой, дедуля?
А Леонид Ильич там воевал?

Тут дядя Миша подскочил на стуле
И, как пацан, взахлёб хахохотал…
- Ох ты моя, манюня-юмористка!
Ну насмешила старого хмыря.
«Колымский фронт» был фронтом для чекистов,
Для зеков, по-точнее говоря.
О милая и добрая малышка,
Ты не ищи с бабулей ордена.
Без орденов остался дед твой Мишка,
И не его в том чёрная вина.
В семнадцать лет попал я в окруженье,
Известное как «Харьковский котёл».
Контузия мне стала награжденьем
За то что мной командовал осёл.
- Осёл?..А как понять такое?
- Комдив наш был тупее, чем осёл.
Он гнал нас, как баранов стадо, строем,
А сам в тылу, с заградотрядом шёл.
- Дедуля, что с тобой, дедуля?
Ручонка нежно гладит седину-
- Под сердцем расходилась что-то пуля,
Добытая во фрицевском плену…

Глаза у почемучки - два пожара:
- Дедулечка, любимый, расскажи.
Я смелая и не боюсь кошмаров.
Дедулечка, ну, деда, удружи.
- Ах озорница ты моя – четвероклашка…
Не знаю, право, как с чего начать…
Случилось так… И я и друг мой Сашка
Пошли на фронт Отечество спасать…
Тебя учил историк на уроках,
Что Гитлер вероломство совершил,
Что с партией в стремлении высоком
Народ фашизма гидру раздавил…
То болтовня, любимая малышка…
А правда там – зарытая в земле
Её познали шкурой Сашка с Мишкой,
Когда варились в Харьковском котле…
- А как же ты, дедуля, не сварился?
Кто добрый джин, который спас тебя?
- Не джину я, а Богу помолился.
Господь сберёг и сохранил меня.
Нас фрицы хитро-мудро окружили –
Не тысячу, не две, а все семьсот.
Вы по истории того не проходили…
Никто про это песен не поёт.

Мы с Сашкой в Заксенхаузен попали,
В барак, как хлев…Для «роте русиш швайн».
Душили газом нас, в печах сжигали.
Нас тиф косил и заедала вша.
А там, в Кремле, Иоська – вождь усатый
Сказал про нас грузинским говорком:
« В плэн нэ сдаются русские солдаты.
Кто плэнный, будэт Родине врагом…»
- А кто такой Иоська? Это Сталин?
Которого так любит Наткин дед?
Он в рамочке из нержавейной стали
На «Волге» возит Сталина портрет…
- Да, да, он самый, Йоська Джугашвили,
Он - Змей Горыныч, ряженый орлом.
Как жил – его за бога чтили,
А мёртвого – измазали дерьмом…

Фашисты нас в вагоны загрузиди.
Как на убой скотину, повезли.
Я, Сашка и Бернар из Лилля
Из поезда средь ночи утекли.
Бернар Трюдо, наш доблестный Сусанин
К утру нас вывел на отряд «маки»
И стали во французских партизанах
Сражаться с Украины парубки.

Но всяко, внучка, на войне бывает…
Я в перестрелке Сашку потерял.
Отряд «маки», редея отступает…
А Сашка Бойко…без вести пропал…

В горах, вблизи границы итальянской
Твой дед, малышка, славился в «маки».
За голову Мишеля из Славянска
Давали шапку золота враги.
Я по-французски бойко тараторил.
Дружок Бернар прононсу обучил.
Наш командир Луиджи Касатори
Мне орден за бесстрашие вручил…
- Дедуль, а где тот орден иностранный?
Надень его на праздничный парад…
- Послушай же, малышка, сказ мой странный…
То было много-много лет назад…
У вас поют теперь другие песни…
Про Съезд, про БАМ…Да «Малая земля»…
А мы горланили тогда, хоть тресни
Гимны-псалмы про «мудрого вождя»…

Я в Монпелье, в «маки» встречал Победу.
Орал до посиненья: «Vive la paix!»
И вот домой в Россию еду…
В теплушках разноликая толпа…
Рабы Советов едут из Марселя,
Из Генуи, из Кёльна – на восток…
Вано и Юхан, Миша и Емеля…
Всем чудится Отечества дымок…

Нас встретила оркестрами граница.
То было сновиденье наяву,
И билось сердце выпущенной птицей,
Летящей с поездами на Москву…
«Урра!» взорвалось тысячеголосо,
Сдув с привокзальных клёнов вороньё.
Мы гнали прочь обидные вопросы
И с ними зарубежное враньё.
Кто мог поверить басням бизнесменов,
Пророчивших нам ссылку и ГУЛАГ-
Что тем, кто возвращается из плена
Присвоят в СМЕРШе злобно званье «враг»….
«Судьбина, братцы, выпала вам злая.
Вы гитлеровский бункер не трясли.
Теперь вам – бить японских самураев
У дальних рубежей родной земли!»
Полковник Кузин ( морда, как у фрица)
Речугу задушевную прочёл
И приказал в телятники грузиться.
Свисток. Толчок, И эшелон пошёл…

Мы пели и плясали ошалело
«Катюшу», «Барыню», «Лезгинку» и «Гопак»…
А левый бок стучал осатанело:
« Как бы не так…Как бы не так... Как бы не так»…

Вот позади Россия до Тайшета:
Днипро и Волга, Обь и Енисей…
« Приехали на станцию Край Света»,-
Сказал для юмора артиллерист старлей.
Но юмор наш мгновенно убивает
Команда на гестаповский манер:
«Кыш из вагонов, контра, полицаи,
Предатели СоюзаССР!»
Синепогонники теплушки оцепили…
И с завистью мы вспомнили друзей,
Которые в Канаду укатили
По приглашенью деловых людей…
И всколыхнулась зависть даже к мёртвым,
Сгоревших в освенцимовских печах…
Что может быть обиднее и горше,
Чем пытки от своих, в родных краях?!
И выросла гора из гимнастёрок,
И холмик заграничных орденов,
И нарядили нас , как урок-воров
По спискам пятизначных номеров….

Не плачь, малышка: ордена не люди.
Их позолоты дедушке не жаль.
Никто из наших век не позабудет
Ту беспредельную гулаговскую даль…

Страдалось легче в гитлеровском плене,
Чем у своих, в Усть-Нерском руднике.
Нас истязал своей улыбкой Ленин
В лагпункте в мрачном красном уголке…
Но Бог, малышка, видел всё … и слышал
Мои молитвы и за то воздал…
Однажды небывалый случай вышел:
Я Сашку-кореша в бараке повстречал…
Он чудом появился в нашей зоне…
Неаполь – Чоп - Тайга…затем Тайшет,
И вот мой кореш выплыл в Оймяконе…
На десять жутких бериевских лет:
« Чем жизнь в позоре- смерть того получше!
Как ищут руки самострел-наган…».
А Сашка захватил под Римом дуче
С отрядом итальянских партизан…

Не весел дядя Миша в День Победы…
Его улыбка пасмурна, грустна.
И тихо плачет внучка возле деда,
И не нужны ей больше ордена.

А майский лучик, добрый шалунишка
Реснички-лепесточки целовал…
Уснула любопытная малышка,
И дядя Сон ей сказку показал…

В сиянии огней салютной вспышки
На Красной площади – парад интер-бригад
И впереди шагают Сашка с Мишкой,
И ордена их золотом горят…

Дед Наткин едет в «Волге» полосатой
Через фашистских виселиц леса,
И курит люльку талисман усатый,
И кровь струтся из-под колеса…

Вдруг небосвод на «Волгу» навалился
Тяжёлой тучей, точно, как медведь…
Наташкин дед в бульдога превратился
И заходился хвостиком вертеть…

За «Волгой» в луже вспенившейся крови
Плыл талисман на нынешний фасон…
Вместо усов – одни густые брови,
А вместо люльки – чёрный микрофон…
* * *
Невесел дядя Миша в День Победы…
Его улыбка пасмурна, грустна:
Незабываемы ГУЛАГовские беды…
Незабываема проклятая война…
Болит душа за внучку-почемучку:
Не дай ей Бог, изведать тех же бед
Из тех, что дед изведал невезучий
В горниле жутких сталинских побед…


9 мая 1981г. С. Протопоповка ("Собачий хутор") - 9 мая 2010г. г.Александрия, Кировоградская обл., Фрунзе, 5.

P.S.: Дума о Сталине

         Строки этого эссе вызваны резонансным событием в жизни моего и поныне родного города Мирного, столицы алмазного края России в Якутии, где я прожил лучшие годы моей жизни (1960-1976 гг.).
         Это событие - установка бюста Сталина у стеллы "Три меча" на площади Победы - "от ветеранов ВОВ и благодарных потомков".
         И хотя теперь между моими одинаково любимыми родинами, Украиной и Россией/ Якутией, нагорожены погранпосты и таможни, бесовским промыслом суиеренными беловежскими «зубрами», я по-прежнему ощущаю себя гражданином Союза как НАШЕГО ЕДИНОГО ДУХОВНОГО ПРОСТРАНСТВА.
         Поэтому, когда волна Досады от мирнинской площади Победы докатилась до улицы Фрунзе провинциальной Александрия на Кировоградщине (из подмосковного Королёва позвонил мой воспитанник по подростковому клубу «Республика «ПИФ-1974» Виктор Колобаев), в моём сердце - бывшего политзека вместе с пеплом моих собратьев по "архипелагу ГУЛАГ", узников сталинских концлагерей, застучали первые строки "Думы о Сталине". В итоге, уже здесь, на дачмассиве «Горняк» на 13км. автотрассы Мирный-Ленск родилось это эссе-триптих: о трёх жертвах сталинизма 30-40-х годов выдающемся якутском литераторе и государственном деятеле Платоне Ойунском , Михаиле Пикалове, с которым я работал в 70-е в мирнинской автобазе "Алмаздортранс" и Павле Зимяхине, моём старшем друге и соратнике по Международному обществу "Мемориал"… Надеюсь, что путинская спецслужбократическая модель "управляемой демократии" в качестве НЕОСТАЛИНИЗМА всё же не состоится, хотя один из её цветиков уже можно лицезреть у "Трёх мечей" НА ПЛОЩАДИ Победы в Мирном. Такого же поля "цветочек» - от украинских «благодарных потомков Сталина и КПСС» расцветет и на моей первой родине, в Запорожье…, Упаси нас боже от ягодок.... И россиян и украинцев.
         Как старому патриоту Мирного (я, комсомолец 50-х 60-х гг. ХХв., открыл для себя этот город в декабре 1960-го, во времена "комсомольского бога" Феликса Кокотина), мне стало ДОСАДНЕЕ и СТЫДНЕЕ за минян и, особенно за авторов проекта "памятник Сталину в Мирном", когда я прочитал в электронном послании из Лондона в Мирный:«Надеюсь, что празднование 50-летия Мирного у Вас будет хорошее! Но обидно думать, что Сталин будет на это смотреть». Она, известный английский советолог, доктор политических наук, профессор Оксфордского Университета посетила Мирный в июне 1993-го и написала об этом в своей книге, изданной в оксфордском Университете….
         С первых же моих газетных материалов (январь-май 1961 г.) в якутской "Молодёжке" и мухтуйском "Социалистическом труде", где был редактором Леонид Леонтьевич Кокоуллин, и впоследствие в газете «Мирнинский рабочий» и журнале «Вилюйские зори»» я застолбил своё журналистское кредо: "Строка должна работать на дело, а не на журналожный выпендрёж!". Иными словами, я с "младых ногтей" исповедую прикладную журналистику, чего бы это мне ни стоило....
         Вот, и этим материалом я хочу продвинуть мой свежий проект, спровоцированный "благодарными потомками" Сталина уважаемыми Анатолием Тарасовичем Поповым, мэром Мирного, и Иваном Кирилловичем Демьяновым, вице-президентом АК "АЛРОСА", инициаторами проекта "Памятник Сталину в Мирном"....
         Предлагаю поставить в Мирном на улице Ойунского на месте снесённых магазинов, №1 и "Новинка" памятник Платону Ойунскому как жертве палаческого сталинского режима. Средства на установку этого памятника мы, неблагодарные потомки Сталина и благодарные потомки Ойунского, просить не будем - ни в АК "АЛРОСА", ни в МО "Мирнинский район". МЫ соберём их с "шапкой по кругу" в нашем братском кругу ветеранов - жертв сталинской войны с народом и их детей, внуков и правнуков. И пусть на этом, НАШЕМ, памятнике славному сыну народа САХА будет надпись, созвучная надписи на памятнике его палачу: "от ветеранов - жертв сталинской войны с народом и от благодарных потомков Платона Ойунского".
         Каким же мне, журналисту и, увы, не архитектору, видится, в деталях, альтернативный, если хотите, антипамятник Сталину? На будущей площади Свободы (по-якутски «???uл болуоссата»). В Мирном, на альтернативной - площади Несвободы, в которую де-факто превращена площадь Победы после установки на ней бюста Сталина, величайшего в истории всех времён и народов ДУШИТЕЛЯ СВОБОДЫ.
         Левее и впереди бюста Ойунского устанавливается восьмиметровая железобетонная стелла в виде восьмигранного карандаша, на вершине которого - серп и молот, оплетённые колючей проволокой. Серп и молот - красные, "колючка" - серая. "Карандаш" - чёрный, грани очерчены белыми вертикалями. Красное остриё грифеля "Карандаша" входит в буквы "И" двух пересекающихся слов "СТАЛИНИЗМ". Эти пересекающиеся "И" образуют перекошенную свастику:

         Слова "СТАЛИНИЗМ" горельефно написаны на двух перекрещенных костях, обычно изображаемых вместе с черепом в местах смертельной опасности. В углах, образуемых перекрещенными костями стоят черепа с пулевыми отверстиями в форме пятиконечных звёзд, в затылках. Все эти фрагменты: перекрещенные кости, "косая свастика" и черепа исполнены на гранитной плите в форме пятиугольника со сторонами - 1 м. Высота пятиугольника - 0,5 м. На чёрном пятиугольнике вычерчена красная звезда, на концах которой белыми буквами из арматурной стали 18 мм, оплетёнными серой колючей проволокой выписаны названия наиболее ужасных "островов" "архипелага ГУЛАГ": Соловки, Воркута, Кингир, Пермь, Магадан...


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
От Сены до Колымы или Постскриптум к поэме «День победы»,
посвящённой Михаилу Пикалову, участнику Великой Отечественной Войны, бойцу французского ДвиженияСопротивления, узнику гитлеровских и сталинских концлагерей, водителю Мирнинской автобазы«Алмаздортранс» 70-80-х годов ХХ века.
Не мавзолей -
                могила дяди Миши -

И бюста нет
                и барельфа нет.

Не видит дядя Миша
                 и не слышит,

Какой ему
                 посмертный пиетет

Ему и Сашке,
                 бывшим каторжанам,

Прошедшим Сену,
                 Тибр и Колыму,

От Бари, Монпелье
                 до… Магадана…

Лагпункты Сталина
                 и Берии тюрьму.
* * *
А вот и пиетет…
                 на площади Победы

Бюст Сталину открыл
                 харизматичный мэр.

По молодости лет
                 не знал Тарасыч беды

Военных, лагерных
                 и раскулачных сфер.

Ясна его
                 по Кобе ностальгия:

«Союз был нерушим,
                 порядок был «на пять».

А нынче – беспредел,
                 и босы рынковые

Ведут туда, где -
                 гнить и вымирать.

На славном островке
                 Алросоциализма*

Не тужим мы в традициях
                 джУ-га-швиль-евЫх.

По идеологемам
                 зюгано-ленинизма

И с путинской коррекцией
                 планов рынковЫх.

Нет у нас Явлинских
                 нет и Ходорковских.

Хакамадок нет
                 и… на хрена Немцов!

Ездим мы на джипах,
                 шведских и японских.

Правит нами правильно
                 Вячеслав Штыров.

Правит тож по-сталински –
                                 алросоциалкой

Благодетель мирнинцев
                 экс-персек Демьян1

Если надо вставит
                 он в колеса палки

Тем, кто «катит бочку»
                 на его курган.

Дивиденды с акций
                 матушки Алросы

Мы стрижем по-сталински,
                                 не жалея сил,

Разрешая сво…
                 циальные вопросы,

Как генералиссимус
                 Сталин обучил…

Сказки о терроре
                 сталинском бредовы…

То была зачистка,
                 как теперь в Чечне.

Жаль, что не зачистили
                 Мишку Горбачева…

Жили б мы в Союзе,
                 как в прекрасном сне.

Поэтому и ставим
                 от всея Алросы

Бюст отца народов –
                                 это наша дань.

Дань от всех… от русских,
                 аж до эскимосов,

И она блестяща,
                 как алмаза грань!»

Но народ САХА
                 дань с досадой платит.

Память об Ойунском
                                 душу бередит.

Славный сын Якутии
                 из могилы братской

Ирода из Гори
                 НЕ благодарит…
* * *
Прости, Платон,
                 Тарасыча, Демьяна

За их протестный
                 квазисталинизм

Прости отвергнутых
                 капвластью ветеранов

За их воспитанный
                 на фронте фанатизм

Прости наивинку их,
                 родственную блажи,

Рожденную на фронте
                 от дружбы боевой,

Что не представлдяется им,
                                 весь в крови и саже

Генералиссимус,
                 кумир их фронтовой.
* * *
Представь
                 антиутопию – ужастик.

Адольф Шикльгрубер
                                 выиграл войну…

Простили бы
                 владельцы новой власти

Его за Треблинку,
                 за Бухенвальд вину.

Наставили б они тогда
                 бюстОв Адольфу.

Бывшие вояки
                 вермахта и СС

И с ними
                 благодарные потомки,

Как нашенские –
                                 от КПСС…
* * *
Известно,
                 победителя не судят…

А Божий суд?
                 Не уж-то, звук пустой?!

Ведь сравнивают часто
                                 наши люди

Сталина с Гитлером,
                 Освенцим с Колымой.
* * *
Мне улица Ойунского –
                                 родная

Платон – мой побратим
                                 по «КРД»2

Мы с ним по смерти
                 и по жизни знаем

Все про Вождя, ГУЛАГ,
                                 НКВД…

Платон расстрелян,
                 тайно в «Коммунарке»,

Могила братская –
                 интернационал…

С ним Фима – одессит,
                 Виталий из Игарки…

«Расстрел!» - им «мудрый
                 Сталин» подписал…
* * *
Но не все в алмазном
                 крае, как Тарасыч.

Но не все в алмазном
                 крае, как Демьян.

Есть еще другие –
                 пашущие массы –

Дети, внуки, правнуки
                 совпОлиткаторжан.

Памятник им нужен –
                                суперлюдоеду

И в алмазном крае
                 есть в таком нужда,

Чтоб ушли в преданья
                 Пирровы победы.

Чтобы в Лету канули
                 Кривда и вражда.

Чтобы все усвоили –
                 вице-президенты,

Лидеры партийные
                и нардепжлобы

Истину Христову,
                 а не диссидентов:

Почести тирану
                 воздают рабы…

Чтобы я, страдалец
                                андропогулага,

В эстафеты сталинской
                 репрессивных бед

Знал свободу слова,
                 но не на бумаге,

А как правду пишущий
                 журналист-поэт.

Чтоб моя жена,
                 «декабристка» Галя

Вновь меня не ждала
                 из острожной мглы,

А мои внучата
                 дедушку не ждали

Из «днепроспецдурки»**
                                или с Колымы…
* * *
Молодой и дерзкий
                 зодчий институтский3,

Спроектируй Сталину
                 НАШ мемориал,

Праведно, конкретно,
                 главное, по-людски,

Чтобы Коба Молоха
                 всем напоминал.

Чтоб спокойно спали
                 на поселке «Верхнем»

Дяди Миши, жертвы
                 сталинских побед.

Чтоб над градом Мирным
                плыли в зорьку стерхи,

Оставляя в чистом небе
                                 дивный след.
Май – июнь 2005. Александрия – Мирный, 13-й км. по Ленской автотрассе


ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Монолог старого вавиловца
Посвящается Павлу Александровичу Зимяхину, агробиологу-селекционеру, бывшему узнику сталинских концлагерей (1940-1953 гг. по ст. 58 п. 10 Каргопольлаг, Архангельская обл.), ученику академика Николая Ивановича Вавилова, жертве сталинских репрессий, замученного в Саратовской тюрьме и похороненного в зековской братской могиле в Саратове…

Позвольте представиться,
                                 я не герой,

Не автор романов
                                и повестей.

Ключ жизни моей –
                 земледельца настрой

С зарядом вавиловской
                                 совести.

Не обществовед я
                                 и не душевед.

Я только растения
                                ведаю.

Полсотни с лихвой
                 тяжко прожитых лет

Я курсом
                с Вавилова следую.

Я родом с Поволжья.
                                 Молога, мой град

Утоплен в искусственном
                                 Рыбинском море.

Природу и люд
                 изуродовал гад

Всех гадов,
                 родившийся в Гори.

Долбил я науку,
                 растить клевера

На ВИРовских4 курсах,
                 в университете…

Как будто то было
                 со мною вчера

На сказочно
                 дивной планете…

О, Память, всесильно
                                 волшебство твое!

Безмерна твоя
                 видеофильмотЕка!

На черном экране –
                                 Лысенко5 вранье

На красном – ГУЛАГ –
                 наваждение века.

На белом экране
                 мне видится он,

Маяк всей моей,
                 землевладельческой жизни.

На черном экране –
                                 тюремный вагон,

Столыпинский6
                 символ отчизны.

Познал я сполна,
                 что такое «кандей»7

И весь беспредел
                 «кумовья»8 и «режима»9.

И там, среди синепогонных
                                                 зверей

Со мной был Вавилов
                                 незримо…

Случилось нежданное –
                                 верь иль не верь…

В Саратове, на «пересылке»10 -
                                                 я вижу:

Едва приоткрылась
                                острожная дверь,

Того, кто всех ближе мне,
                                 выше…

Все то же, родное,
                                святое чело.

О, Боже! Со следом
                                 палаческих пыток.

Мне сердце от спазм
                                 до боли свело…

Все помню.
                 Ничто не забыто.

Уж скоро девятый
                 десяток пойдет,

С тринадцатью –
                 сталинского заключения

Когда ж уходить
                 подойдет мой черед,

Я в землю уйду,
                 как уходят растения.

Не страшна курносая
                                 бабка с косой

Тому, кто природою жил
                                 для природы.

Я клевером стану,
                 отмытым росой

На поле любви
                 и свободы.

Май – апрель 1990 г., г. Александрия, Кировоградская обл., Украина


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Дума о лесорубе-душегубе
Посвящается св. памяти Платону Ойунскому, славному сыну народа САХА, поэту, основоположнику якутской литературы. Репрессированному в 1939 году и похороненному в зековской братской могиле на расстрельном полигоне в подмосковном поселке «Коммунарка».


Лесоруб всех времен,
                 лесоруб всех народов

Лес косил, словно бес –
                 на лугу «трын-траву»…

Только щепки летели,
                 без плоду – расплоду.

Не во сне это было,
                                 увы, наяву…

Лесоруб, раскурив
                 знаменитую трубку,

Брал топор и безумно,
                 без роздыху пёр

На расчистку лесов –
                 на дерев душегубку.

Его нет… А зачистка
                 идет до сих пор.

Вместо щепок летят
                в небытье «отщепенцы»,

Кто под рыночным солнцем
                                 места не урвал.

Лесоруба потомки –
                 коммунизвращенцы.

Продолжают его
                 душелесоповал.

Журналисты – строптивцы,
                 по чести нардепы –

Дерева под топор
                 духовнуков вождя.

По причине по этой
                 абсурдно, нелепо

Ставить бюсты помпезные
                                 в честь палача!
* * *
ОНИ валят не массово.
                                 Точечно. Метко.

Тихо «мочат в сортире».
                 Без криков «УРА»!

Добивают контрольно,
                 со сталинской меткой.

Принимают заказы
                 от них киллерА.

И я тоже добит,
                 животрупный писатель.

Мой радетель-издатель
                                 еще не рожден.

Я ищу правду-матку,
                 как златостаратель…

Я не признан. Не издан.
                                 Не оспонсорен.


1 Демьянов Иван Кириллович – экс-первый секретарь Мирнинского ГК КПСС, вице-президент АК «Алроса» по социальным вопросам. «Демьянов курган» (мирнинский фольклор) находится на въезде в Мирный со стороны Ленска.
* алросоциализм, алросоциалка – производные от АЛРОСА(Алмазы России Саха)-одна из крупнейших российских акционерных компаний.
2 КРД – Контрреволюционная деятельность была прописана в п. 10 ст. 58 УКРСФСР. Моя статья 187/ УКУССР, по которой я был репрессирован в 1982-1986 гг. созвучна ст. 58 п. 10 УКРСФСР по которой был расстрелян Платон Ойунский.
3 Зодчий институтский – архитектор института «Якутнипроалмаз» в Мирном. Подразумевается архитектор Мирнинского института «Якутнипралмаз» Фидель Очаковский.
**Днепроспецдурка – всемирно известное спецучереждение КПСС(карательной психиатрии Советского Союза) в Днепропетровске на Чичерина,101, где кроме скромного и малоизвестного автора этих строк содержались известные советские диссиденты ЛеонидПлющ, Владимир Клебанов, Владимир Хайло,Йосип Тереля и др.
4 ВИР – Всесоюзный Институт Растениеводства в Ленинграде, где в 1932-33 гг. Павел Александрович Зимяхин слушал лекции Н.И. Вавилова.
5 Т.Д. Лысенко – «народный академик», сталинский прихвостень, инициатор репрессий против советских агробиологов и генетиков.
6 «Столыпин» - так со времен Столыпина по сегодняшний день называют в народе вагоны-«зековозы», на которых пришлось «попутешествовать» и автору «Думы о Сталине» при верных продолжателях Его дела Брежневе, Черненко и Андропове…
7 «Кандей» - карцер.
8 «Кум» - зам. нач. лагеря по оперативной работе.
9 «Режим» - зам. нач. лагеря по режиму содержания.
10 «Пересылка» - пересыльная тюрьма

3.07.2005, Мирный, дачмассив «13-й км».

         P.S.-2. Не исключаю, что мой «диссидентский» антисталинизм будет расценен «благодарными потомками» «организатора всех наших побед», как надругательство над ИХ чувством благодарности генералиссимусу за Его(?) победу в Великой Отечественной Войне…
         Я же, неблагодарный потомок, «неизлечимый марксист»(см. одноимённый очерк А. Новикова в «КП»(01.01.90г)), испытавший на собственной шкуре, изодранной шприцами врачей-палачей от КПСС( Карательной Психиатрии Советского Союза/ Криминально-Политической Системы Социализма) сталинской модели, все «прелести «развитого социализма» никак не могу разделить ИХ cталинофильских чувств, так же, как и потомки героев моих поэм «День Победы» и «Дума о Сталине»…
         Но это вовсе не значит, что я присоединяюсь к идеологемам брутальных хулителей героического прошлого СОВЕТСКОГО НАРОДА – коллективного ПОБЕДИТЕЛЯ( вопреки роковой роли Сталина!) в ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ.
         Я не ставлю знака равенства между сталинизмом и гитлеризмом, ибо первый, на мой взгляд, – это - ПОЛУЗЛО, а второй – зло АБСОЛЮТНОЕ. Более того, я - ЗА установку памятника Сталину, но только в той мотивации. в какой изваян памятник Хрущёву, работы Эрнста Неизвестного на Новодевичьем кладбище - во всей противоречивости руководителя - носителя полузла. Бюст Никиты Сергеевича от Эрнста Неизвестного - ...полосатый ( чёрно-белый). В созвучной скульптурной мотивации мне видится и памятник Сталину. Эту внешне парадоксальную мысль я обнажил в подборке материалов-комментариев к статье журналиста украинского еженедельника "2000" Сергея Лозунько " Сталин заслужил памятник ко Дню Победы"(http://prostopravda.net.ua/p58.html).
         Поэтому прошу меня не путать с «оранжевыми» бандеризованными антисталинистами в Украине и иными профессиональными эсенговными антисталинистами, осчастливленными развалом Союза и мечтающими о развале России.
         Особо хочу обратиться к топ-автору еженедельника «2000»
         Сергею Лозунько, наехавшему на своих оппонентов - Анатолия Юрченко и Александра Степанкова «2000»-епудовым катком ура-сталинского гнева( см. на http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/rezonans/67460).
         Уважаемый коллега, Неистовый Сталинист Сергей!
         Вы, бесспорно, талантливый журналист и блестящий публицист-антифашист, но … НЕ усвоивший одну простую истину: не в Сталине, лично, дело, а - в олицетворяемой им парадигме- МА-КИ-АВЕ-ЛЛИЗ-МЕ!!! Не ВСЕ цели, которые ставили перед собой Иван Грозный, Пётр Великий, Наполеон, Иосиф Сталин, Пол Пот, Мао Цзедун, Пиночет и др. "великие полководцы" и "эффективные менеджеры" оправдывают средства их достижения. Следуя Вашей «2000»-епудовой логике можно легко доказать, что и Петлюра, и Бандера, и Шухевич, не взирая на их малокалиберность в сравнении со Сталиным, тоже заслуживают памятник ко Дню ИХ пОБЕДЫ - Дню Нэзалэжности Украины… И, в завершение,позволю себе задать Вам вопрос «на засыпку»: чей слух ласкают Ваши «двухтысячные сталиниады»? Потомков стукачей, следаков, вертухаев, офицеров СМЕРШа и заградотрядов? Или потомков ИХ жертв, превращённых в «лагерную пыль» и многомиллионные нагромождения трупов на полях сражений в первый год ВОВ? Или миллионов советских военнопленных, умерщвлённых в гитлеровских лагерях смерти по вине горячелюбимого Вами «вождя народов», подло предавшего их: « у мэня нэт пленных: совэтские солдаты в плэн нэ сдаются!». Уничтожившего в МИРНОЕ время 75% комсостава Красной Армии, по данным из книги Александра Некрича «1941 год. 22 июня»… А приведённые Вами, коллега, сталинофильские высказывания знаменитых современников меня не впечатлили: мне известны и ИНЫЕ высказывания… Но Вы почему-то их в своих «сталиниадах» не приводите… Или Вас долбит «сталинофилия», родственная колоритно описанной Вами ранее в «2000» «украинофилии»? И совсем уж, «наостанок», - вопросик антиутопического свойства - «на засыпку/присыпку»: справедливы ли будут потомки Сергея Лозунько, Максима Михайленко и Критикана Политиканова в 2075 году, оправдавая и воспевая Тимошенко/Тягнибока/Парубия за уничтожение «прокремлівського тижневика «2000»» и расстрел галичанскими хунвейбинами из отряда им. Степана Бандеры журналистов-«двухтысячников»( не врагов державы(!), типа Петровых стрельцов или предателей- власовцев), как в своё время сделал Ваш кумир с Михаилом Кольцовым/Исааком Бабелем/Николаем Вавиловым, дескать, «такий був час - розбудови незалежної від Росії держави укрів-оріїв»…
         Поверьте, Сергей, я не из обиженных. Никто из моих родственников в годы сталинских репрессий не пострадал. Да и за свою. личную, репрессию во времена Брежнева-Андропова я давно уже по-христиански простил своих палачей-неосталинистов, парторгов и чекистов, упрятавших меня на 4 года в спецпсихотюрьму за … рукописи неизданной книги…. ОБИДНО за державу, где идёт процесс героизации Палачей разных мастей под художественный свист, извините, оговорился – под художественный скрип перьев маститых журналистов, да ещё на страницах любимой газеты…
         И ещё… Сергей, не бейте своих, чтобы чужие боялись: ведь мы с Вами из одного полка – антиоранжоидного… И потому не ссориться нам надо, а брататься, ибо описанная мной выше антиутопия может стать былью… Гораздо раньше 2075-го… Украина – не Россия… А - не Киргизия?… Вот в чём вопрос.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

СЕАНСЫ СМЕХОТЕРАПИИ НА ДОРОФЕЕВИДЕНИИ

Родился в 1953г. Живу в Севастополе. Род занятий- чп, розничная торговля книгами(т.е. по нынешним временам- хуже,чем безработный).Возглавляю общественную организацию книготорговцев города и вхожу в совет правления Федерации общественных организаций и профсоюзов Севастополя-ФООПС. Кстати, предлагал более звучное - ФСБ (фед.среднего бизнеса). Не прошло почему то...

Моя "История укров" впервые вышла в свет/инет на форуме 2000. Теперь я презентую её, в дополненном виде, - "пП"

Лирическое вступление, навеянное «Московством»

     Не так давно мне попалась книжка некоего И.Штепа «Московство» (предисловие Левко Лукьяненко). Одолеть ее всю не хватило сил, уж больно мерзкое впечатление оставляла буквально каждая страница. Возникло желание написать что-то вроде пародии (хотя по уровню бредовости книга эта и так является, на мой взгляд, самопародией). Героями этой пародии стали укры, якобы существовавшие в древние времена. Тем более что и до этого я встречал в некоторых источниках (в том числе вполне официальных) мнение о том, что такая народность будто бы существовала на самом деле. Однако по мере написания, мои «герои», по крайней мере, те которые «жили» в древности, стали вызывать у меня какую-то даже симпатию (помните у Булгакова:- «неплохие люди, но квартирный вопрос их испортил»). Правда, только древние, их потомки почему-то такой симпатии не вызывали. Что из всего этого получилось, судить Вам, читатели. Если юмор получился черноватым, или не получился вовсе, прошу, не стреляйте в пианиста, он хотя бы старался. Да, чуть не забыл,- конечно, все совпадения с реально существующими лицами, являются случайными. Итак:

История укров

Непонятнее всего это то, как авторы
могут брать подобные сюжеты,
признаюсь, это уж совсем непостижимо
(Н.В.Гоголь)

Пролог

     Дело было, как сейчас помню 1.04.2008 г. Размышлял я, помнится, о сущности бытия за кружкой доброго пива. Небольшое, уютное кафе, полумрак, слышно только позвякивание колокольчиков, когда очередной посетитель входит, или покидает тихую обитель, да светится в углу телевизор, с экрана которого кто-то вещает: - «думай по – украински».
     - Як же пиво «воное», помыслил я неторопливо и вдруг почувствовал, как обстановка в зале неуловимо изменилась. Стало немножко темнее, ощутимо запахло серой (спички, что ли жгли?), и в колеблющемся, даже слегка мерцающем и каком-то оранжеватом свете вдруг проявился мужчина… Откуда? Никто вроде не входил... Необычная в такой теплый день шляпа сидела на незнакомце как-то неловко, как будто ей что-то мешало. Господи - обреченно подумал я,- приплыли, не успел подумать по – украински, как оно тут же и… Додумать эту мысль я, впрочем, не успел, так как мужчина подошел к моему столику и представился: Матвей Хуренитович Воландюк, Хранитель. Так я и буду называть его далее. По легкой улыбке, мелькнувшей на губах Хранителя, я понял, что он правильно оценил мое замешательство, и начал разговор первым, дабы не ввергать меня в дальнейшее смущение. Да и лицо пана Воландюка, при ближайшем рассмотрении, оказалось удивительно добрым и мудрым. Что мне оставалось делать? От судьбы не уйдешь, и я, конечно, пригласил Матвея Хуренитовича присесть. Спросить,- почему Хранитель подошел именно ко мне я не успел, опередив мой вопрос, пан Воландюк сразу начал свой рассказ. Признаться, рассказ этот настолько захватил меня, что я просто забыл о первоначальном недоумении. Так до сих пор я гадаю,- кем предназначено, что именно меня выбрал Хранитель, случайность это или судьба? Нет ответа.
     -Мало нас осталось,- без всякого предисловия с грустью вздохнул Хранитель.
     Как это ни странно прозвучит, но я сразу понял о ком, а точнее о каком народе идет речь, и более того, я ясно понимал, что и рассказчик знает о моей догадке. Из его дальнейших слов выяснилось, что только небольшая группа людей, именующая себя Политэлитой, может считать себя прямыми потомками древнеукров в этой стране. Хранители же для того и существуют, чтобы из уст в уста передавать древнеукрские знания следующим поколениям Слухи об украх ходили и раньше, но в таком полном и всеохватывающем виде эта эпическая картина предстала предо мной впервые. Так, сразу стало ясно, что посрамлена теория Дарвина. Мнение о том, что человек произошел от обезьяны, судя по всему ошибочно. В цепочке обезьяна- человек явно не хватает первого звена. Выяснилось, что первым, безусловно, был древнеукр, а вот дальше эволюция могла пойти и так, как предполагалось британским ученым. Назывались и другие народности, которые появились немного позже древнеукров, и теперь почти забыты. Запомнились мне лишь несколько: бельги, швейцы, амеры и каны.
     Уже в те «пещерные» времена укры обладали высоким интеллектом. Более того, он сохранился таким же высоким практически без изменений с тех пор. Кстати то, что древнеукры были распространены по всему миру, доказывает, на мой взгляд, наличие среди лидеров самых высокодемократических стран и поныне людей с аналогичным уровнем мышления. Так что выражение «пещерный интеллект», скорее всего, также является древнеукрским. Не менее знамениты были невероятная правдивость, а также какая- то болезненная даже, скромность укров. Услышав об этом, я непроизвольно вскрикнул:
     - Так значит Мюнхгаузен, Тартарен, и Ийон Тихий были украми? – но тут же закрыл рукой рот, дабы бестактными вопросами не мешать повествованию.
     Нараспев читал Хранитель сказания и песни на певучем древнеукрском языке (как ни странно в основном понятном современному слушателю). Песни и саги в основном повествовали о великих сражениях древнеукров. А в перерыве между великими битвами укры занимались мирными делами,- пасли гусей, разводили пчел. Пытались разводить и медведей, но те оказались слишком дикими для этого, и окончательно развести их не удалось. Впрочем, об этом дальше. Запомнился, также, рассказ о любимой игрушке маленьких укров. История не сохранила нам внешний вид игрушки, доподлинно известно лишь ее название:- «дымократия» (кратное дыму?). Предания говорят – бывало, заберешь у древнеукрского ребенка эту игрушку, и он начинает требовать немедленного роспуска родителей и, назначения новых, всеобщими выборами. Увы, взрослые часто забывают, какими они были в детстве, да и мысль о всеобщих выборах тогда еще была в новинку, но где-то на генетическом уровне эти революционные идеи видать сохранились у укров до наших дней.
     Как я жалел, что не было у меня с собой диктофона. Вскоре все бывшие под рукой салфетки были испещрены моими попытками сохранить хоть маленькую часть многотысячелетней мудрости. До сих пор я пытаюсь расшифровать эти записи чем, в общем- то, и вызвана задержка в публикации. Тем не менее, я не теряю надежды разгадать остальное, да и Хранитель обещал вернуться ровно через год. Из тех же записей, которые расшифровать все же удалось, и будет состоять мой последующий рассказ о трех периодах укрской истории.
     Буду также благодарен, если кто- либо из прочитавших эти строки, имеет достоверные сведения о древнеукрах, и сообщит их мне для дальнейшей работы над столь серьезным и нужным трактатом.

Глава 1. Укрозой

«И пошел тогда Укр на медведей с
дубиной и удивились все отваге
укрской неуемной…»
(из эпоса древнеукров - перевод автора)

     Итак, вначале был укр.
     С момента его появления и начинается эпоха укрозоя. К сожалению, о раннем укрозое, сохранилось очень мало свидетельств. Это объясняется, как я уже писал, исключительной скромностью укров (современники, зная теперь,- кто является прямыми потомками укров, не удивятся, так как этим качеством в полной мере обладают и нынешние лидеры Политэлиты).
     В то время на Земле располагался один единственный материк – Умат (укр-материк). Генетическая память о праматерике жива и поныне, как в народном фольклоре (в умат пьяный, что в переводе с древнеукрского означало - пьяница, известный всем), так и в изготовлении народными умельцами глобуса Украины уже в наше время. В позднем укрозое появились первые люди. Тогда укры поняли, что люди могут неправильно оценить их дела, и назначили первого Хранителя, который должен был запоминать и передавать следующим поколениям саги о славных делах и подвигах племени. Судя по всему, именно неразумная деятельность людей и привела к катаклизму, разделившему праматерик на 6 материков, которые мы знаем и сейчас. Этот катаклизм и послужил основой для мифа об Атлантиде (Умате, как мы теперь знаем)
     На данный момент удалось расшифровать только некоторые записи относящиеся, в основном, к позднему укрозою. Больше всего сохранилось записей о событиях, описанных в самом известном эпосе древнеукров - «Битва с медведями», который повествует о героических деяниях вождя племени (далее,- Укр). Так как полный поэтический перевод пока затруднен, попробую изложить своими словами эту бессмертную сагу:
Укры в битве с медведями за сало и дрова
     -После изобретения и сооружения в своей пещере первой в мире печи, пошел Укр на поиски топлива и на вязанки дров набрел немалые. Медведи те вязанки заготовили. «Зачем дрова медведям неразумным, в берлоге ведь всю зиму будут спать» - здраво рассудил Укр (а укры во все времена отличались здравомыслием), и перенес дрова в свою пещеру. Но не постигли высшей укрской мудрости медведи. Верни дрова нам, молвили они,- на мед менять их будем у соседей. Лишь усмехнулся Укр, наивности медвежьей изумившись. Ведь мед и так немудрено добыть, дрова же украм, ясно всем, нужнее. Великая тогда случилась битва. Исход ее неясен долго был. Совсем ломить уж начали медведи, но дух у укров крепок был всегда. От духа укрского бежали супостаты.
     Сказав последнюю фразу, Хранитель замялся, но потом все-таки добавил, что как честный сказитель вынужден сообщить,- мнения по результатам той битвы у укрских историков разошлись.
     Другая старинная сага относится к первому покорению Укром горы Говерла. Тогда, судя по преданиям, эта гора была самой высокой в мире, многие более поздние легенды и сказания других народов, явно переписаны с укрских. Укрские названия были заменены на более привычные для переписчиков. (В частности,- гора Арарат вместо Говерлы). Но перейдем собственно к саге. Вот перевод автором первого стиха этой саги:
     - То бедром скалы касаясь, то рукой сжимая древо
     -Гордо лезет Укр свободный до вершины занебесной
     -Только горы слышат стоны ниже Укра удалого
     -Птицы глупые то стонут, знать постичь они не смеют
     -Как же Укр прошел отважный, там, где птицы не сумели.
     Полностью весь текст пока, к сожалению не расшифрован.
     Проседание Говерлы произошло как раз во время разделения праматерика на шесть частей. Именно желанием восстановить историческую справедливость и объясняются частые визиты вождей Политэлиты на эту вершины. Прихватив с собой немного землицы, камешков и подбрасывая их, они восстанавливают, таким образом, историческую справедливость.
     Судя по всему, именно украм древности принадлежат и некоторые своеобразные новаторские технические идеи, как например такая, - «круглое толкать, квадратное катить». Кто знает, может, если бы люди прониклись этими идеями, развитие цивилизации пошло бы совсем по другому пути.
     Из недавно расшифрованных воспоминаний очевидца грандиозного сражения с медведями (оный явно был другого роду- племени, и речь его чуть странна потому) Итак диалог очевидца с Хранителем:
     - Укра смелый, однако. Медведи два было, однако, а дубина у укра один, однако, была. И полетел дубина медведю.
     - Как могла дубина сама полететь? Может, Укр ее кинул?
     - Кинул, еще как кинул.

Глава 2. Средние века

«Место проповеди, у нас давно
занял анекдот…Умный улыбнется,
дурак не поймет» И.Эренбург

     Средними веками в укрской истории считается весь период времени от окончания укрозоя и вплоть до образования племени «Политэлита» (как теперь уже нам известно,- исключительно из прямых потомков древнеукров). Окончанием укрозоя одни историки называют появление первого человека, другие,- появление у новых народов письменности, Хранитель придерживался как раз второй версии. Документов об этом периоде сохранилось множество но, к сожалению, не очень грамотные люди- переписчики зачастую путали названия и имена героев (сами же укры не очень доверяли бумаге, предпочитая передавать знания через Хранителей). Кроме вышеупомянутой ошибки с названием горы широко известно также, что вместо Галичины одни переписчики писали «Галилея», другие,- страна Галлов. Путаница происходила и с именами. Так из многочисленных подвигов укров - героев (сокращенно, - Герукр) выбрали 12 наиболее славных, приписали их одному человеку, да еще и имя перепутали (вместо Герукра получился Геракл). Но не только великими подвигами знамениты были укры. Красивыми мелодичными песнями и мудрыми мыслями славны были они во все века. Сало мон (труднопереводимое сочетание в примерном переводе с древнеукрского- мой славный (сладкий?)) именно так любовно называли укры своего самого знаменитого певца и мудреца средних веков. Иногда добавляя,- Сало мон мудрый. О самой знаменитой песне Саломона- «О сале миф» говорили тогда: «Это песнь песней». К сожалению, и в повествовании об этом выдающемся укре почти правильно передав его имя и отзывы современников, многие авторы, слегка изменив название песни, присвоили его одной из героинь эпоса (Суламифь). Таким же образом были искажены и другие средневековые сказания укров. Истину восстановить, как правило, несложно - достаточно вместо положительного героя представить укра. Однако это не входит в задачу Хранителей, поэтому об остальных подвигах средневековых укров, пан Воландюк скромно промолчал.

Глава 3. Политэлита

Не всякий народ заслуживает правительство,
которое его имеет
(не Карамзин)

     Новейший период истории укров (а значит и окончание средневековья), наступил, когда все оставшиеся прямые потомки древнеукров объединились в племя и назвали его Политэлита. Каким образом прямые потомки укров нашли друг друга, является загадкой только для непосвященных. Древнеукрский интеллект и другие качества, о которых говорилось выше, позволили им безошибочно сбиться в стаю. Мне могут возразить, - но ведь все люди произошли от древнеукров по цепочке древнеукр - обезьяна – человек. Все это конечно так, но говорят прямые потомки, Хранитель как раз и имел в виду то, что члены нынешнего политэлитского племени миновали две последние стадии цепочки, сохранив, таким образом, в неприкосновенности все древнеукрские способности.
     О новейшей истории укров, Хранитель много говорить не стал, обосновав это тем, что почти ежедневно хроники Политэлиты освещаются многими исследователями. Среди наиболее серьезных, пан Воландюк отметил НИИ современной истории, которое находится в 95-м квартале Киева и историка- хроникера Критикана Политиканова. Видно было, что Хранитель скоро покинет этот зал, ставший случайным свидетелем укрских саг. Предчувствуя это, я поспешил задать вопрос, который давно напрашивался,- могу ли я написать об этой встрече. Пиши, Александр, - мягко улыбнулся Матвей Хуренитович.- Думаю, у тебя получится. Не наслаивая строк бессмысленных напрасно, изложи кратко. Конечно, я воспринял это как завет, и, даже в некотором роде посвящение в повествователи. Затем, лицо Матвея Хуренитовича осветила какая-то особо светлая улыбка. Видно было, что задумался Хранитель о самом сокровенном. Наконец он решился сказать мне вот о чем:
     -Как человек, ответственный за сохранение древнеукрской мудрости и традиций, я давно подумывал,- как хорошо было бы собрать все племя политэлитское подальше от злых, завистливых людей (например, на острове посреди океана), где бы они смогли предаваться медитациям, не опасаясь быть неправильно истолкованными.
     Сказав это, Хранитель как-то неожиданно быстро начал прощаться. Наверное, ему самому стало неудобно открыть сокровенные мысли, и, пока я задумался об этом, он исчез. По крайней мере, я опять не уловил момента, когда пан Воландюк выходил из зала. А может, я пропустил момент ухода Хранителя потому, что в это время перед глазами моими развернулась прекрасная картина. Эта же картина пришла ко мне и ночью в виде удивительно ясного и четкого сна. С тех пор регулярно в период полнолуния тот же сон приходит ко мне, даря прекрасные и яркие образы. Но первый сон запомнился особо. Попробую передать впечатления, хотя словами сделать это почти невозможно.
     -На одиноком пустынном острове посреди океана неторопливо прогуливаются лучшие представители Политэлиты, облаченные в тоги и туники, и, под пение райских птиц, наши, легко узнаваемые последние герои ведут неспешные беседы о сущности энтропии Вселенной, а невидимый им Хранитель запоминает эти мысли для грядущих поколений. Хорошо помню, что в какой-то момент я проснулся от собственного крика: «Там могут быть ядовитые змеи». Однако, придя в себя, и немного поразмыслив, я решил, что ничего страшного, даже если змей не будет. Люди из этого племени справятся и сами.
     …Прошло время, и я вдруг наткнулся на заметки сразу в нескольких СМИ о том, что довольно большое количество людей выступили с предложением собрать необходимую сумму для отправки всей славной Политэлиты в заветные края, поинтересовавшись:- какая сумма денег для этого необходима. Более того, некоторые даже начали сбор средств, не пожалев по пятаку на это благое дело. Не знаю,- Хранитель ли их посетил, или внезапное озарение снизошло. Однако, на этот раз мечта не осуществилась. Опять проявилась невероятная скромность укров Ведущие деятели Политэлиты деликатно ушли от этого вопроса (может потихоньку копят сами?)

Записал, как услышал и осознал, Александр Дорофеев
(повествователь, посвященный Хранителем).


P.S.: отдел приколнаук Научно-исследовательского института исторической благотворительно-лузерно-энтропической философии (институт НИИБЛЭФ) им. Д.В. Кабачника при «КПСС» представил в АПрНУ научный трактат Алексашдра Дорофеева «История укров» в качестве диссертации на соискание степени доктора укрологических наук.

ТВОРЧЕСКИЕ СВИДАНИЯ ХРАНИТЕЛЯ С АВТОРОМ "ИСТОРИИ УКРОВ" ПРОДОЛЖАЮТСЯ...

       Как я уже писал 1.04.09 Хранитель не пришел в условленное место (хотя, каюсь- при том кол-ве пива, которое я в тот день выпил, мог и пропустить.)

       Однако на следующий день я обнаружил в своем п/я электронное письмо, подписанное "Хранитель". Конечно, я решил, что это чья-то шутка, но на всякий случай сохранил.
       Долго я не решался опубликовать этот текст (далее- Послание), так как являюсь сторонником исключительно серьезного и научного подхода к историческим фактам (читатели "Истории укров" наверняка это заметили). Однако на днях у меня состоялся странный звонок по телефону. Голос (действительно похожий на голос пана Воландюка) подтвердил, что это именно он послал письмо и, ответив мне на некоторые вопросы, так же загадочно прервал беседу. После этого я все-таки решился на публикацию Послания, снабдив свой рассказ этим предуведомлением. Часть текста Послания была опять написана на древнеукрском языке, но опыт перевода предыдущих текстов помог, и я представляю Вам текст, надеясь на то, что сумел сохранить как смысл, так и неповторимый древнеукрский колорит повествования. Ну и конечно, как всегда, уведомляю, что все совпадения с реальными лицами случайны. Итак:

Укробоки - укры, или самозванцы?

       Речь в Послании шла о племени тягниукров (или укробоков- чаще упоминался именно этот термин). Однако я в писании специально упоминаю оба, дабы не смущать тех историков, которые придерживаются первого названия.
       Собственно факт наличия такого племени и озадачил меня больше всего. Ни о каких укробоках пан Воландюк при первом посещении не упоминал, однако в Послании объяснялось и это. Дело в том, что в последнее время в славном политэлитском племени стало появляться все больше тягниукров, и если сначала этим можно было пренебречь, то теперь возникла необходимость исследования этого вопроса Хранителем, так как на первый взгляд это не вписывалось в стройную и научнообоснованную "Историю укров"
       Дело в том, что укробоки претендовали на явное первенство в политэлите и, более того, на всю укрскую историю, что конечно шокировало Хранителя, т.к. его правдивость и объективность ставились, таким образом, под сомнение. Однако, как честный и объективный сказитель, Матвей Хуренитович не мог пройти мимо этого факта, и попытался описать в Послании то, что ему известно о быте и истории укробоков, дополняя каждый раз, что проверить своими методами эту историю пока не может.

Глава 1.История. Происхождение

       С большим сожалением Хранитель отметил, что никаких следов существования тягниукров в укрозое, или в раннем периоде средних веков, не обнаружено. Первые упоминания о них появились лишь незадолго до наступления новейшего времени.
       Укробокские же историки пытаются приписать себе всю историю древнеукров, что не могло не вызвать у пана Воландюка чувства огорчения.
       В новейшей истории, тягниукрам удается удивительно органично вписаться в некоторые слои политэлитского племени, что является косвенным доказательством догадки пана Воландюка о том, что укробоки в процессе эволюции также миновали стадию человека (меньше уверенности правда было насчет предыдущей стадии). Строить предположения только на этом факте об идентичности укров и укробоков было бы, наверное преждевременно, и вопрос о происхождении тягниукров остается открытым. Особые опасения у Матвея Хуренитовича вызывал факт увеличения числа укробоков в политэлитском племени. Так, например, сразу встает вопрос о том, не будет ли мешать исполнение традиционных религиозных обрядов (которые описаны во второй главе) медитациям политэлитцев в «заветных краях» ( куда, хочется надеяться, вскоре последует вся эта дружная компания)

Глава 2. Религия укробоков

       Наиболее интересны религиозные воззрения тягниукров. Особенно любопытны своеобразные ритуалы. Главный из них связан с произнесением ритуальных проклятий в адрес "жадив" и "москив". При этом пан Воландюк сразу оговорился, что точной исторической и национальной привязки этим понятиям он дать не может (а делать необоснованные предположения оскорбительно для Хранителей), но предполагает, что это просто ритуальные символы. Хотя в отношении «жадив» Матвей Хуренитович обронил в телефонном разговоре о существовании легенд о якобы жившем еще в «укрозое» племени «изров». Впрочем, слышимость была нехороша, и возможно я неправильно понял его.
       При исполнении этого ритуала укробоки (сразу после произнесения ритуальных слов) моментально впадают в состояние религиозного экстаза. Впадение в такой экстаз сопровождается у тягниукров обычно пусканием пены изо рта, битием головой о различные предметы и громкими завываниями.
       В эти моменты тягниукры особенно опасны, так как могут напасть на случайных свидетелей ритуального действа, принимая их за объект своих проклятий. С некоторым сожалением (как мне показалось) Хранитель отметил и «заразность» этой религии. Некоторые обычные люди (а иногда и укры из политэлиты) оказываясь свидетелями такого ритуала, сами впадали в аналогичное состояние, и вывести их из оного бывало весьма затруднительно.
       Имеется в религиозных учениях укробоков и свой Спаситель. Однако, поскольку его имя почти в точности совпадает с названием знаменитого укрского музыкального инструмента, то пан Воландюк выразил сомнения в подлинности этого персонажа, и предположил, что это очередной миф. Хотя отметил, тем не менее, что судя по некоторым преданиям, личность была незаурядная. Так одна из легенд гласит, что еще в детском возрасте, юный Бандура душил одной рукой кошку на глазах одноклассников с целью воспитания воли. Видно было, что об этом Хранитель говорил с чувством легкой зависти (видать не все политэлитцы могут таким похвастаться)
       Интересно также отметить, что в качестве икон тягниукры обычно вывешивают в различных местах «быкморды» (происхождения этого слова также неизвестно) с портретом своего очередного вождя. Текст на «быкмордах» либо отсутствует полностью, либо повторяет религиозные фетиши. Недавно по слухам появились «иконы» с обещанием рая на земле для всех принявших укробокские догматы.

Глава 3. Вожди

       Первым, из известных вождей тягниукров, называют обычно Адольфа Первого. В вожди его произвели, судя по всему за то, что он (не будучи сам тягниукром) полностью разделял их главный религиозный фетиш.
       Радостно вступив под знамена вождя, тягниукры занялись своим любимым делом. Их не смутило даже то, что новый вождь облачил отряды укробокских бойцов в свою форму. Зато вождь дал им оружие, с которым тягниукры могли смело атаковать невооруженных (как правило) врагов. Причем врагами укробоки считали всех, кто не впадал в религиозный экстаз при произнесении ритуальных фраз.
       Однако выяснилось, что у нового предводителя, есть и другие планы, а Спасителя укробоков Адольф Первый даже изолировал на некоторое время, дабы тот мог предаваться медитациям в одиночестве.
       Все это несколько огорчило тягниукров, и они (как утверждают современные укробокские историки) даже начали иногда возражать великому вождю, и жаловаться, что не дают развернуться в соблюдении их религиозных догматов. Впрочем, Матвей Хуренитович с некоторой досадой отметил, что ему не удалось найти доказательств очень уж сильных возражений укробоков.
       Вскоре впрочем, выяснилось, что те, против кого тягниукры надеялись так славно повоевать, тоже имеют оружие, а встречу с вооруженным противником их религия как-то не предусмотрела. О дальнейшем, укробокские историки скромно молчат, деликатно ушел от этой темы и Хранитель, заметив лишь, что остатки укробокского воинства попрятались по щелям, и не высовывались вплоть до новейшей истории.
       С тех пор вождями тягниукров называли себя многие члены племени укробоков, но, до поры до времени, мало кто из них привлекал внимание. С наступлением новейшей истории, активность племени резко возросла. Новые вожди начали приписывать себе все заслуги как в наступлении новейшей истории (у тягниукрских историков - «нэзалэжной эры»), так и в формировании политэлитского племени. Но особенно отличился в исполнении религиозных обрядов пан Тугоног. Именно этот пан стал новым вождем укробоков. «Быкморды» с изображением нового вождя начали появляться не только в местах массового проживания укробоков, но и там, где тягниукры практически не водятся.
       Кроме особо рьяного следования религиозным обрядам, пан Тугоног отличался еще и любопытным суждением о том, что все кто не принадлежит укробокскому племени, должны немедленно выехать из страны.
       Впрочем, я почему то подумал (хотя в явном виде в Послании об этом не было сказано), что наверное проще было бы найти еще один необитаемый остров, если вместе с политэлитой тягниукрское племя разместиться вдруг не сможет.
       Трудновато, конечно придется Хранителю. Придется разрываться между двумя местами, дабы успевать отражать славные деяния обеих племен. Но, это уже не мои проблемы. Справится, надеюсь.

       P.S. Есть, пожалуй, еще одно обстоятельство, которое подтолкнуло меня к публикации «Послания» вопреки даже некоторым сомнениям высказанным выше.
       Дело в том, что мне, как автору «Истории укров» был доверен просмотр суперраритетного издания «укр-камасутры». Люди, пожелавшие остаться неизвестными, объяснили, что это издание существует в единственном экземпляре, фотографировать и ксерокопировать его запрещено.
       Память же человеческая (а я хоть и посвящен в сказители, но не укрские способности мне недоступны) не способна запечатлить, а разум - охватить столь высокомудрый фолиант. Однако даже то, что отложилось в памяти, дает пищу для размышлений. Вот например несколько цитат, как я их запомнил:
       ПОЛОВОЙ АКТ- акт, при исполнении которого «свидомый укробок» ползет по полу с воем, совершая религиозный обряд.
       ФРАНЦУЗСКАЯ ГРУППОВУХА (укр-вариант) -это процесс, при котором "свидомый(е)" стави(я)т группу людей в позу "украк" и начинают усиленно работать языком.
       Метод (по телевидению,в СМИ, "в натуре", или рекламой) зависит от эротических предпочтений активной стороны.
* * *

ГУМОРНЕ ВІДЛУННЯ ФРАНКФУРТСЬКОЇ ЛУПЦЕНКІАДИ
Терминаторская привилегия
     К главврачу психиатрической лечебницы города Франкфурта обратился представительный мужчина славянской национальности.
     - Я приехал в Германию из Украины по вызову германоукраинского консорциума "Салофф унд Поппель". Все документы в порядке, но руководство фирмы неожиданно затребовало, дополнительно, справку от психиатра. Лететь в Киев и обратно, плюс комиссия- большая потеря времени. Может быть, Вы поможете мне пройти обследование и получить справку здесь, во Франкфурте?
     - Варум нихт варум?! Зачем обследование? Вам я выдам документ без всякой волокиты: для земляков Украинского Терминатора такой документ - не проблема! Через десять минут счастливый украинец выходит из офиса больницы с вожделенной «ксивой» на немецком и украинском:      "Выдана герру Попко в том, что он поставлен на учет, как человек, который может быть опасен для окружающих. Диагноз: "Гражданин Украины". Нуждается в особом внимании служб безопасности аэропортов и охраны пивбаров в ФРГ и странах ЕС»
Надзвичайна новина від агенції УБРЕХ* - інформ
     УБРЕХ - інформ повідомляє , що уряд Тимошенко здобув чергову перемогу над кризою. Завдяки невтомним зусиллям деяких членів її Кабінету підприємства легкої промисловості України й, насамперед, німецько-український консорціум "Салофф унд Поппель" одержали спеціальне термінове замовлення від уряду Німеччини на велику партію упокорювальних вишиванок і мобільних телефонів з Парамоновими корпусами для українських високопосадовців, які відряджуються до Німеччини з робочими візитами та членів їх родин.
(переклав на українську Северин Гучний)
_____________________________________________________________________________________
УБРЕХ* (Українське Бюро Розповсюдження Елітної Художньої...)

РЕКЛАМНОЕ АГЕНСТВО "АД" ПРЕДСТАВЛЯЕТ:

Перлы политрекламы…
     - Из всей политрекламы, лучшей, на мой взгляд, является недавняя реклама НДП:
     «Деньги у нас есть, нужен порядок». Всем сразу становится ясно, какой порядок нужен - такой, чтобы эти деньги у них не отобрали
     -А вот у «НУ» на тех же выборах я что-то не совсем понял - «думай по-украински», а делать как? Тогда уж и делай по-украински. А если наделал НЕ ТАК, (или надумал НЕ ТО), то сначала подумай, а потом наделай по- другому.
     - А вот составителям обычной рекламы, наверное забыли сообщить, что у большинства людей в стране родной язык русский, и поэтому рекламу «Пиво – як воно е» люди могут воспринять как я (долго после этого с опаской к пиву подходил)
Приколы на…
…мясо - молочную тему
     -Раньше в списках, а теперь по Интернету ходят забавные приколы под названием «Ошибки из школьных сочинений». У меня одной из любимых «ошибок» является та, в которой повествуется о непростых отношениях между коровой и дояркой. Звучит она так:
     «На берегу пруда доярка доила корову, а в воде все отражалось наоборот»
     Вот я и подумал, где бы такой пруд найти, в котором отражалось,- кто же это нас так «доит» и каким образом?
…боксерскую тему
     - За любителей обидно. Профессионалам награды всякие, титулы, медали, призовые опять же. А любителям? Вот выступил, например, пан Луценко против Черновецкого на внутренней арене, причем довольно успешно. Никаких наград. На международной арене отличился - во Франкфурте, опять же без медалей. Обидно.
…сексуальную тему
     -Можно ли назвать «Французской групповухой» процесс, в котором языком насилуют миллионы?
…зоологическую тему
     -В США президента «дохаживающего» срок называют «хромой уткой». Когда речь идет о гаранте, мне почему-то больше подходящим кажется сравнение с другой уткой,- которую в больницах под кроватью держат.
…черноморскую, флотскую тему
(на мотив "Песни крокодила Гены" композитора Владимира Шаинского)

Посвящается Дню Черноморского Флота Украины

Вот бредет неуклюже Ющер прямо по лужам,
И дождяра льет просто рекой.
Всем понятно прохожим
В этот день непогожий,
Почему он печальный такой.
Он играет в президента у народа на виду,
Но известно, всем на свете, флот их не "в звезду".

* * *

Немолоды мы были

Размышления о Майдане
(АДская песня на мотив песни Александра Градского
"Как молоды мы были")

Как молоды мы были, как искренне любили
Ту Русь, в которой жили, Союзом что звалась:
Оглянись, незнакомый прохожий.
Мне твой "оранж" в одежде знаком,
Может, ты это (помню по <коже>)
На майдане скакал петухом.
Ничто на Земле, не проходит бесследно:
За шоу майданное платим небедно:
Немолоды мы были, но все же допустили
Своим же пофигизмом - оранжевый шабаш.
Третий тур мы тогда проиграли,
Но, хоть поздно, сумели понять:
В эти игры нельзя с шулерами
Их крапленой колодой играть.
Ничто на Земле не проходит бесследно
И это понять нам, ребята, невредно,
Чтоб снова мы не влипли, как петухи - во щи.
Третий тайм мы хреново играем.
Долго думаем, медлим и вот:
Только рыла, слегка подрумянив,
Снова нечисть майданная прёт.
И снова с экрана лукаво вещают
ОНИ НАМ нацрай збудувать обещают,
Назойливой рекламой ползут в любую щель.
Коль на грабли уже наступали,
То пора нам, ребята, понять,
Что страну навсегда потеряем,
Если будем мычать и молчать
Ничто на Земле не проходит бесследно
это понять нам ребята невредно
Понять, чтоб ложь исправить, что заедает нас.

АД (А.Д. Дорофеев)
Севастополь

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Угрина, или похождения Шуры Припевалова
Необходимое предисловие

          Эта рукопись была обнаружена мною совершенно случайно и в довольно необычном месте (на чердаке дачного домика, на берегу моря в районе Балаклавы)… Но интерес она у меня вызвала такой, что опубликовать ее я решил немедленно, снабдив этим вот предисловием.
          Шурик Припевалов - автор этой рукописи, мне к сожалению незнаком, но его патриотизм и сугубо научные изыскания достойны того, чтобы поведать о них миру.
          В первой части рукописи, которую я целиком воспроизводить не буду (она приведена например, на «форуме 2000») Шурик рассказывает о том, как ему пришла в голову мысль, взяться за это серьезное историческое исследование, а также о целях этого труда и методах научного исследования. В качестве примера для подражания выбраны столь серьезные и авторитетные повествователи историй как Резун, Грушевский, Мюнхгаузен и Й.Тихий. Впрочем список литературы приводит сам Ш. Припевалов.
          Объектом исторических исследований сего достойного мужа явилась «история советской оккупации», о которой столь патетически и страстно рассказывал нам пан Ющенко. Однако, как всякий честный ученый, Ш.Припевалов не стал слепо следовать мудрым наставлениям великого вождя укров а следовал исключительно логике фактов. Выводы, к которым Шурик пришел, в конце концов, оказались совершенно неожиданными даже для него самого.
          Те, кого великий вождь считал оккупантами оказались оккупируемыми украинско- грузинской военно-политической группировкой. Окончательной целью этой оккупации должно было стать, судя по всему, создание сверхмощной империи под названием Угрина (другой вариант - Грукрия). Впрочем, предоставим слово самому г-ну Припевалову. Замечу также, что я не стал убирать из текста ссылки Шурика на первую часть исследования (опубликованную как я уже писал на «форуме 2000»), не смея вносить поправки всей серьезный труд..

Угрина - быль или миф?
( История укрогруз – оккупации)

          Открытие, которое я сделал в результате своих научных исследований буквально потрясло меня. И вовсе не потому, что оно имеет огромное, я бы даже сказал, всемирно-историческое значение, а потому, что оно полностью изменяет взгляд на целую эпоху.
          Вместо «советской оккупации» Украины, историю которой я собирался, под впечатлением от патриотической проповеди Гаранта, описать, обнаружилось нечто прямо противоположное. Я, конечно, хотел сразу же уничтожить свои исследования, дабы не бросать тень на многие укрские творения по этой теме, но та научная добросовестность, о которой я упоминал выше взяла верх. Чувства, которые меня обуяли, сходны, судя по всему, с чувствами г-на Резуна, который в предисловии к своему «Ледоколу» долго извинялся перед советскими людьми за то открытие, которое этот самый Резун, как он считал, сделал. Видимо, придется и мне извиниться за сей научный труд перед украми и их героическим вождем, отважным предводителем пчел, прославившимся также и как неустрашимый пожарник и горовосходитель. Увы, против фактов не попрешь. Те, кого великий вождь считал оккупируемыми, оказались оккупантами.
          Но сначала о том, как именно я проводил свои исследования. Главное в научном исследовании (а свой исторический труд я, как вы, безусловно заметили, старался сделать максимально научно- обоснованным), конечно, - методология научного поиска.
          Можно было пойти простейшим путем и, обложившись горами литературы, выискивать в них крупицы необходимых сведений. Но литературы, как я понимаю, очень много, да и противоречат некоторые фолианты друг другу. Архивы же, насколько я слышал, до сих пор закрыты по большей части. Так что, я решил не терять время зря, обращаясь с запросами в эти самые архивы, да и не знаю я честно говоря как это делается, а подсказать некому. Все мои друзья (увы, в основном бывшие) после описанных в начале этого текста событий, стали относится ко мне с какой-то странной жалостливой иронией. Но я не в обиде. Вот, например, Галилея при жизни тоже не очень то уважали. О Копернике я уж и не говорю… Так что, настоящий ученый должен быть готов к такой непростой судьбе. Но, впрочем, я кажется, отвлекся немного. О методе исследований давно пора поговорить.
          Так вот самым правильным и научно обоснованным методом научных исследований я считаю строгий логический подход в трактовке исторических событий. Всем известен такой факт: «ищи кому выгодно, и узнаешь кто сделал». Вот это и стало моим первым и главным инструментом в исследованиях. Второй, возможно не менее важный инструмент- это «бритва Оккама». Вот это я скажу вам бритва так бритва, не Жилетт какой-нибудь. Брейтесь чаще «бритвой Оккама», господа. Ну вы конечно поняли, что это, типа шутка. Даже в самых серьезных вещах ( понятно, надеюсь, что это исследование, пожалуй, наисерьезнейшее из всех) немного юмора не помешает.
          Так вот, «побрившись» этой самой бритвой и строго применяя логический инструмент №1 я и сделал сенсационное открытие:- оккупация страны, которая до 1917 года называлась Российской империей (и куда, следовательно, входила территория нынешней Украины) действительно имела место. Проводила эту операцию (точнее пыталась проводить, так как в полной мере сделать это не удалось) группировка украинско-грузинских заговорщиков. Судя по всему конечной их целью являлось создание на территории Российской империи ( а позднее СССР) нового государства (возможные варианты названий - Угрина, или Грукрия)..История возникновения этого термина также достаточно туманна. Наиболее вероятной мне представляется версия о том, что оно предложено кем-то из родственников вождя укробоков* пана Бандеры. На это указывает место рождения вышеуказанного пана, - Старый Угринив. Кроме того понятно, что под этим названием должна была состояться крупнейшая мировая империя (так например есть версия, что пан Бандера готовил почву в Польше для последующего включения и ее в состав империи). Поначалу же заговорщики собирались довольствоваться колониальной зависимостью остальных территорий тогдашнего СССР от грузинско- украинской метрополии. Судите сами. С момента создания СССР (который и задумывался, как я полагаю, заговорщиками, именно как прообраз будущей Угрины) территория собственно Украины увеличилась почти в три раза (по сравнению с до СССР- ским периодом). Почти в два раза увеличилась и территория Грузии. Правда, если территория Украины продолжала увеличиваться и в дальнейшем, то границы Грузия в последующие годы почти не изменялись. На мой взгляд, это связано с тем, что в определенный период среди заговорщиков возникли серьезные разногласия, которые судя по всему и помешали окончательной победе угринизма. Но об этом позже.
          Кроме вопроса с увеличением территорий (которое судя по замыслу должно было завершиться полным поглощением остальных частей бывшей Российской империи и слиянием в Угрину), возникает совершенно резонно, другой вопрос,- кто руководил государством все это время. Понятно, что если замысел создания великой Угрины существовал, то к руководству должны были быть допущены только представители двух вышеупомянутых национальностей. Проанализировав этот вопрос логическими методами, я окончательно утвердился в правоте своей гипотезы. Дело в том, что с момента образования государства фактическим руководителем его стал Иосиф Джугашвили. Надеюсь, не надо напоминать, какой он национальности? Все попытки потеснить его с должности оказались неудачными. Судьба Кирова надолго послужила уроком для всех желающих из других (т.е. неугринских) национальностей. Тот же орган, который формально и должен быть определять следующего вождя после этого, надолго прекратил свое существование, и возобновил работу лишь тогда, когда возникла полная уверенность в подконтрольности этого самого органа угринским вождям. Забегая немного вперед скажу, что судьбу Кирова практически полностью позже разделил и Машеров во времена правления другого представителя угринской группировки. Мне могут возразить, что сразу за великим вождем-отцом шли не только грузин Берия, но и представители других национальностей- Молотов, например. На это я замечу, -= пользуясь своими замечательными методами я вычислил,- настоящим «серым кардиналом» в те времена был, судя по всему, будущий великий вождь- украинец Хрущев. Во- первых он отвечал в правительстве за очень важный культмассовый сектор (исполнение «гопака» перед вождем и т.д.). Ну и потом вспомните, кто вскоре воцарился на долгие годы. Вспомнили? Вот, от- то ж. Однако после смерти великого вождя-отца народов и произошло то, что я назвал выше расколом. Судя по- всему, Никиту Сергееча обуяла жадность, и вместо того чтобы достойно править совместно со славным представителем грузинского народа Лаврентием Палычем, а значит, и продолжать строительство Угрины, пан Хрущев принял активное участие в устранении соратника. В результате власть на некоторое время удалось захватить Молотову и Маленкову. Конечно, великий вождь Никита Сергеевич довольно быстро разобрался с «антипартийной группировкой» (подразумевалось ясное дело, «антиугринской»), но первая трещина в строящемся здании Грукрии все-таки появилась. Прецедент был создан. На первый взгляд казалось, что ничего страшного для угринских заговорщиков не произошло. Хрущев продолжал увеличивать территорию Украины, подарив ей Крым, преемственность власти осталась, так как следующим вождем стал вновь представитель Украины. Но ощущение, что все движется как-то не так, присутствовало. Пораскинув мозгами, я, кажется, понял, в чем дело. Традиционная украинская жадность привела к тому, что укрские вожди решили проводить режим оккупации самостоятельно, без участия грузинской стороны. Началось, как я уже писал, с устранения Лаврентий Палыча и пошло- поехало. Хотя внешне, повторюсь, все для укров выглядело вполне благополучно. Но благополучие это было видимым. Сразу после смерти очередного укрского вождя трон опять удалось отобрать у представителей угринской группировки. Правда , как и а первом случае, власть выскользнула из рук укров ненадолго. Вскоре воцарился очередной украинец – Черненко (многие правда возразят мне, что Черненко выходец не с Украины… В каком бы смысле территорию Украины не понимать, но такие неразумные рассуждения лишь подчеркивают незнание укрской истории, согласно которой, не только родившиеся на Украине или на территории, прилегающей,- т.е на расстоянии не более 1000км по радиусу от границ, но и те, чья фамилия оканчивается на –ко, могут быть в случае необходимости объявлены украми). А вот после этого будущей Угрине был нанесен смертельный удар. И кем? Теми, кто долгие годы притворялся лучшими друзьями укров. Именно заокеанские «друзья» привели к власти русского по национальности - Михаила Сергеича, которому отведенных пяти с небольшим лет хватило не только на то, чтобы избавиться от украино-грузинской оккупации, но и похоже окончательно похоронить мечты о создании Угрины. Правда первое время оставались неприкосновенными хотя бы территориальные приобретения угринов, но в августе 2008 года двум народностям удалось выйти из-под угринской оккупации. Продолжится ли этот процесс дальше мне конечно неведомо. Но вот по поводу создания сверхмощной империи Угрина (Грукрия) пожалуй можно сказать вполне определенно,- эта идея рухнула окончательно. И это несмотря на то, что заокеанские друзья- Бушмены, поняв видимо свою ошибку, всячески способствовали «наполеоновским» замыслам вождей Украины и Грузии. ИХ время, однако, похоже, ушло навсегда.
          А теперь, предвидя упреки в том, что нет ссылок, приведу список литературы. Хоть я и писал в начале повествования о том, что буду пользоваться лишь чистой логикой, но некоторые произведения, а именно те, в которых наукообразие и исключительная правдивость изложения сходно с моим скромным трудом (хотя, конечно, хочется надеяться, что я хоть немного превзошел их, например в научности) все-таки упомянуть необходимо. Наиболее близки к моему труду по степени научности и по строгим методам доказательств следующие творения:

                    1.Суворов «Ледокол»
                    2.Грушевский «История Украины»
                    3. С.Лем «Звездные дневники Ийона Тихого»
                    4. Э. Распэ «Приключения барона Мюнхгаузена»
_______________________________________________________________________________________________________________________________________
          * укробоки - этническая ветвь укров, ярким представителем которой записан в анналы истории легендарный род Тягнибоков…
          Обнаружил рукопись с пометкой "записки Шуры Припевалова",очистил от пыли, разобрал каракули, и вообще бодро стучал по клавишам с маленькими перерывами на прием микротазика пивка Александр Дорофеев
* * *
НОВОСТИ НА ДОРОФЕЕВИДЕНИИ
СЕНСАЦИЯ В ИСТОРИОГРАФИИ:
Угринская оккупация – от начала и до конца.
• Угриноведение – новая отрасль истории-графии
• Темы для диссертаций на соискание степеней кандидпта и доктора угриноведения:
- «Неограниченный украинский оккупационный сержантско-старшинский контингент в составе СА и ВМС»
- «Генералы и маршалы в составе украинского оккупационного легиона в высшем комсоставе СА и ВМС»
- «Украинская экономическая оккупация нефтегазоносных и алмазодобывающих районов
Восточной Сибири и Крайнего Севера России в 50-х – 80-х годах ХХв.»

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Помни Майдан! Не Богом он дан!

Эхо Майдана – 2004

РЭП-ОДА
ПОСВЯЩАЕТСЯ ВЕЛИКОЙ АПЕЛЬСИНОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ В КИЕВЕ И ЕЁ БУДУЩЕЙ СЕСТРЕ - ВЕЛИКОЙ РЯБИНОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ – 2008 В МОСКВЕ ТА ІСТОРИЧНІЙ ПЕРЕМОЗІ ГУРТУ «ГРІНДЖОЛИ» У ФІНАЛІ ВІДБІРКОВОГО ТУРУ «ЄВРОБАЧЕННЯ - 2005»


Киев – Москва

Доводять це усiм “Гринджоли”.
Їх найреволюцiйний хiт
Та ще й Томенкiв колорит
Здивує євробачний свiт.
Та це замало! Не здивує (!) –
Вiн москалiв змобiлiзує,
Зладнати у Москвi (!) Майдан,
Де б репав Iванов Iван
Пiд бочкотарний барабан,
А не Станiслав Вакарчук
Пiд оплески юнацьких рук...

Москва 2008 – го.

“Вместе нас навалом!
Власть нас задолбала!
Путин зря радеет
Нас не одолеет!
Москвичи, востанем
Все, как киевляне!
Загребём гебистов,
Как в войну нацистов!
Заживём богато
Мы в ЕС и в НАТО.
Припев:
Мы - не быдло!
Мы – не козлы
Мы – не лохи!
Мы – не хохлы!
Мы и “гринджолы” –
Суперрэперболы!
Нет – фальсификации!
Нет – манипуляции!
Нет – монетизации!
Нас гребёт забота –
Возверните льготы!
Так! Так! Так! - санации
Так! Так! Так! – люстрации!
Евроинтеграции…
Нем – цов пре-зи-дент!
Не гебист он и не мент!
Возродит Расею
Правою идеей.
Нам в премьеры нада
Только Хакамада!
Вместо ПатрушОва
Нада КаспарОва!
На роль Лу-цен-каа
Нада Жи-ри-каа!
В место апельсина
Нам нужна рябина
С каплей аспирина
Вместо диоксина.
Припев: …

             * * *

На победу Бууш
Отстегнёт нам кууш.
Снимем мы кинуху
На Евровидуху
И Гран-при добудем
Сходу в Голивуде.
“Ай да ря-би-нАа! ”
Там споёт “На – На”
“Путину – капут! –
Татушки пропоют.
Припев: …

             * * *

Пострэптум
Токио – Пекин... 2009-го.

Хлопают япошки
В желтые ладошки.
Думают своёо:
Как бы в Токиоо
На полит – татами
Возле Фудзиями
Ягодкой сакуры
Грохнуть диктатуру,
Чтобы власть урвали
Демосамураи.
Элегантно, клево,
Как сан Ю-щен-коо.
Припев…

             * * *

Посреди Пекина
Площадь Тянь-ань-мина…
Помнит сей майдан
Время “гоминдан”
Нахрен – апельсины!
Западло – рябины!
Любят Цзяни,Чины
Только мандарины.
Им теперь легкоо
Рэпать: “Ю-щен-коо!”
Припев: …

             * * *

Дядя Сэм прикинул
Профит апельсинный:
“Жаль, что для Саддама
Не нашёл программу,
Как для кучмунизма –
Януковичизма”.
“Бабок” у госдепа
Навалом для рэпа:
“Смелем на мукуу
Фюрера Лукуу!
Припев:…

октябрь 2004г. - март 2005г.
Влад Островский
Александрия, Кировоградская обл.

       P.S.: От автора: у этой байки занимательная история… Написана она по «жовто-гарячим» следам майданной вакханалии под аккомпанемент скандУрования «Ю-щен-ко!». Увидел. Услышал. Написал. От правил утром электронкой с чужого компьютера. На свой - заработаю через 4 года. Гастарбайтером в Якутии… Через 4 часа – телефонный звонок…
       - Это Вы автор рэп-оды про гринджолов?.. Вам звонят из редакции «2000» по поводу Вашэго материала…
       - С кем имею честь беседовать?
       - Кичигин Сергей Александрович, главный редактор…
       - Не тот ли Кичигин, что «Киевскими Ведомостями» заведовал?
       - Он самый…
       - И что Вы намерены делать с моей байкой? В архив?В макулатуру?
       - Я поставил её в номер… Хотелось бы, чтобы Вы были не только нашим читателем, но и автором…
       Читателем-фаном «2000» я остаюсь с тех «жовтогарячих часів» и по сей день, а вот, автором, увы(!) пока не получается. По независящим от меня причинам…

июнь 2009г.

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

С этого выпуска МЫ открываем, по любезному согласию автора, публикацию сериала фрагментов из его книги "Сквозь смех и слезы истории"

(Справку по приобретению книги - по телефону +38 (044) 513 1576)

ВСТРЕЧИ С ИСТОРИЕЙ
"ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?"

        Уже добрых треть века, подписывая статьи или даже знакомясь официально, я представляюсь как Фред или Фред Филиппович, хотя в паспорте, для отдела кадров, у меня записано другое имя. Но и это сочетание имени-отчества вызывает у маломальских эстетов едва заметную усмешку. Знаем мы, дескать, эти "горбыли" -- Роза Львовна, Анатолий Христофорович, Ульяна Фридриховна. Словом, обязательная реакция на мое подлинное ИО -- для меня дело привычное. Чаще, непроизвольно-удивленное "как-как?" Реже -- многозначительное молчание, а иногда и весьма лестное: "Имя у вас, сударь, явно от немецких королей, отчество, несомненно, от французских. И на какую должность вы рассчитываете у нас? ".
        Перейти на псевдоним меня заставил случай, происшедший со мной в конце 60-х в далекой и глухой сибирской тайге. Правда, до этого я честно проносил около тридцати лет то законное имя, которым государство заклеймило меня в метрике. Вообще-то говоря, о нем, о ЗАГСовском имени, можно было бы и вовсе не вспоминать, если бы оно не оказалось вдруг точкой пересечения, казалось бы, никак не пересекающихся линий. Ну, посудите сами: в один узел туго были стянуты французские колониальные завоевания, революционный порыв отцов коммунизма, мудрая дальновидность Михайлы Ломоносова и произвол юной советской бюрократии.
        А случилось вот что.
        Далеко-далеко, аж на самом Дальнем Востоке, лицом к лицу сошлись две могучие стихии. Твердь и хлябь. Величественная каменная гряда гигантским базальтовым бегемотом легла на пути необузданной морской пучины, образовав неприступную тысячекилометровую стену под названием Сихотэ-Алинь. Местами даже вода с гор не может проточить камень и тогда она дарит необыкновенную красоту, восьмидесятиметровыми водопадами ниспадая прямо в океан. Борьба великих стихий всегда творит чудеса. Вдруг поросший шикарной тайгой каменный монолит размыкается, заманивая вечно атакующее море в себя, и тогда весь мир ахает в изумлении от красоты и удобства таких даров природы как Золотой Рог (Владивосток), Находка или Совгавань. А за тысячу километров от Владивостока природа создала еще один маленький шедевр -- миниатюрную, уютную с узким горлышком бухточку под циркуль диаметром всего лишь в 10 километров. Прикрытая от океанских цунами островом Сахалин, она образует прекрасную стоянку для рыбацких сейнеров, а в непогоду и убежище для более крупных судов. Все удивительно в этой тихой заводи, даже непривычное для русского уха название: Де-Кастри. Входить в бухту радостно зазывает маяк, вознесшийся над мысом Фридерикс. От суровых северных ветров ее прикрывают две медведь-горы с более привычным звучанием -- Арбат и Казакевич. И конечно, давно обмелел бы Тихий океан, не впадай в него через бухту ручеек-речушка, уже в имени которой -- Нэлька -- слышится, как с камешка на камешек шаловливо прыгает студеная родниковая водица.
        Не наши названия принесли сюда, понятное дело, не наши люди. 225 лет назад зашатавшейся французской короне позарез нужны были новые колонии. И тогда отправилась в Тихий океан королевская эскадра под предводительством отважного морехода Жана Лаперуза. Да-да, того самого. "А я бросаю камешки с крутого бережка..." Проход между Сахалином и Японией назвали в его честь уже после его гибели. А сам Лаперуз нарек открытую им уютную бухточку в честь тогдашнего морского министра Франции барона Де-Кастри, а его именем -- мыс Фридерикс. Бедный Лаперуз погиб на работе, не выходя из Тихого океана. А на следующий год в Европе грянула Великая французская революция, и французам стало не до новых земель. Им теперь позарез нужны были свобода, равенство и братство.
        А вот Великая российская революция, хоть и рядилась в скромные одежды пролетарской, однако действовала с размахом, как ей и полагается. А полагалось ей, прежде всего, укрепить свои рубежи, и она сразу после гражданской войны принялась за дело. По ее воле простой белорусский парень Филька Анаденков, три класса образования, был призван в матросы (деревенские -- они крепкие), прошел начальную подготовку в Кронштадте и через всю одну шестую был отправлен на Восток. Потеряв в бесконечной дороге последнюю букву своей неуклюжей фамилии, он в 1930 году прибыл в Де-Кастри и здесь стал, вместе с другими, рьяно ковать Тихоокеанский щит родины.
        Питая мир иллюзиями о первом государстве рабочих и крестьян, новая советская буржуазия была на удивление точна в практике. Следуя мудрому предсказанию Михайлы Василича, она начала приращивать свои богатства и Сибирью, и Востоком. Уже вовсю гремели Магнитогорск и Комсомольск-на-Амуре. Для создания современного рыбного промысла с Кубани в Де-Кастри в том же 30-м командируется директор Азово-Черноморского рыбного треста Авраам Безуглый с дочерью Александрой, красавицей, спортсменкой, комсомолкой.
        И судьбе было угодно, чтобы жизненные пути Филиппа и Александры пересеклись. В 1935 году у них рождается дочь. В общей атмосфере бешенного имятворчества того времени -- Искра, Турксиб, Днепрогэс, Коллективизация, Мэлор (Маркс-Энгельс-Ленин-Октябрьская-Революция) девочку нарекли вполне прилично -- Сталина. А 1937-й подарил им мальчика. "Будет Иваном", решил счастливый папочка. "Нет", возразила родительница. "Пусть в память о нашей бухте, о нашем маяке, он будет Фридериксом!" И диалектический закон единства и борьбы противоположностей включился в работу.
        Но если вы думаете, что в метрике мальчика записано Иван или Фридерикс, то, боже, как вы ошибаетесь. Потому что впереди был ЗАГС. "Как называем ребенка?" -- спросила энергичная секретарь с комсомольским значком на груди. "Иван", -- ответил отец. "Фридерикс" -- одновременно с ним произнесла мать. Секретарь удивленно подняла голову. "Я вас сейчас помирю", -- решительно заявила юная смена партии. "Вы мне еще спасибо скажете. Кстати, вы знаете, как звали корифеев пролетариата? Вот и поздравляю!"
        Возвратясь домой, родители созвали гостей, и все стали торжественно разглядывать младенца, его метрику, и обалдели. В строке "имя" стояло: Фридрих.
        А за окном под знаменем Маркса-Энгельса шел самый расстрельный год в истории России. По ночам шум автомобильных моторов заглушал тысячи выстрелов в подвалах НКВД и грохот падающих людских тел.

(продолжение следует...)
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Где марши и награды для героев?
Видео - философема от братьев Алексея и Виктора Кононенко


* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Под красным знаменем старик
по улице идёт.                      
Исаак не просто большевик,
он просто идиот!                      

ВЛАДИМИР ОРЛОВ

ЕВРЕЙСКОЕ СЧАСТЬЕ
Аркадий Левит

        Когда читаешь Владимира Орлова, в сознании возникает образ автора – неистощимого весельчака и юмориста. Однако при случайной встрече с ним я увидел нечто противоположное – человека мрачного, больного, с трудом передвигавшегося. Его вышедшую в Днепропетровске книгу "Еврейское счастье" быстро раскупили.
        – Орлов – это сила! – говорили днепропетровцы. –
        Что ни слово, то снайперский выстрел!
        Впрочем, не только в Днепропетровске – высокую оценку поэту дали в Артеке, где пионеры распевали бодрые, веселые песни на его слова, и под Мурманском, где он читал школьникам свои новые стихи, и в Москве, и в Новосибирске...
        Многим, вероятно, довелось видеть добрый мультик "Цветное молоко", в основу которого положено одно из стихотворений Орлова, читать его веселую книгу "Прочтите взрослым", смотреть орловские пьесы в кукольных театрах СССР и СНГ, слушать передачи "С добрым утром", привлекавшие остроумными миниатюрами поэта, наслаждаться песнями на его слова в исполнении Валентины Толкуновой.
        А его яркие смешные выступления в "Литературной газете", где фигурировала вымышленная, но тем не менее знаменитая личность шутника Евгения Сазонова, над созданием которой немало потрудилось и острое перо Орлова.
        Были у Орлова и "крамольные" произведения. В дни подавления Пражской весны советскими танками в Чехословакии (август 1968 года) он написал для "Литературки" эпиграмму: «”Мы все друзья, и все мы братья”, – сказал Удав, раскрыв объятья». Эпиграмма пошла в номер. Когда главный редактор с опозданием обнаружил "опасную крамолу", он схватился за голову. Удалось уничтожить только часть тиража.
        Многие сатирические произведения поэта решительно отвергались редакциями. Внешность его тоже не всегда благоприятно воспринималась редакторами-юдофобами. "Стихи ваши хороши, но нам не подходят"... По этому поводу поэт с печальной иронией писал: "С годами я мучительно старею, хирею, пропадаю ни за грош. Я стал похож на старого еврея, а был на молодого я похож".
        Но почему исконная русская фамилия Орлов? Псевдоним? Нет, фамилия подлинная. Ее поэт унаследовал от отца, а тот – от своего деда-кантониста, получившего за солдатское усердие участок земли в Крыму и в придачу – громкозвучную фамилию своего полкового командира. Земледелие пришлось старому солдату по душе.
        Обладая феноменальной способностью "смотреть в корень" и рифмовать на ходу, Орлов нередко веселил своих товарищей неожиданными и довольно смешными репликами.
        Однажды в дружеском кругу, наслаждаясь арбузом, он вдруг спросил:
                – Какая примечательная особенность арбуза?
                – Сладкий, – ответил один.
                – Бывает и кислый, – парировал Орлов.
                – Сочный, – сказал другой.
                – Бывает и жесткий.
                – Какая же? – допытывались.
                – Все просто: у арбуза – всюду пузо.
                – А ведь верно! – восхищались друзья. – Юморист, мудрец, настоящий тебе Спиноза!
                – Всем юдофобам в задницу заноза, – прибавил Орлов.
        Афоризм об арбузе стал крылатым, как и многие миниатюры Орлова.
        Читайте



ТРЕТИЙ

Подрастали у царя
Три сынка-богатыря:
Пантелей и Никодим,
Третий – вовсе был Рувим.
Ведь из трех богатырей
Кто-то должен быть еврей.
Двое пьют, едят, храпят,
Третий – всюду виноват.

ПОКУДА

Никто себя, наверно, не осудит
За неудачи родины своей.
За все грехи, покуда жить в ней будет
Всего один-единственный еврей.

ОБЕЩАНИЕ ЧЕРНОСОТЕНЦА

Придет счастливая пора:
Евреи будут в Израиле –
И ровно в шесть часов утра
У нас наступит изобилье!

ПОСЛЕ ИСХОДА

У жителей печальных
Спросили как-то раз:
– Ну, как у вас, нормально
С евреями сейчас?
И сразу же печальный
Услышали ответ:
– С евреями нормально,
А без евреев нет!

НА ГАСТРОЛИ

К старой пьесе чувствуя вниманье
И любовь, которой нет забвенья,
Из Москвы уехал "Дядя Ваня",
В Тель-Авив приехал "Дядя Беня".

КОНСПИРАТОР

Считался верноподданным и чистым,
Ни в чем властями не подозреваемый,
Но был в душе отважным сионистом –
И раскололся лишь в Израиле.

МЫ ЗНАЕМ

Какие в СССР хозяева, мы знали, –
Мы рядом с ними прожили свой век.
Но, слава Б-гу, есть у нас Израиль,
Где так же вольно дышит человек!

ТУТ И ТАМ

Тут плохо говорили об Ароне –
Мол он плохой трудяга и солдат,
А там о нем сегодня говорят:
"Арон готов к труду и обороне!"

В ЧЕМ СУТЬ

Шел Василь с тоской своею
Ранним утром в тишине,
"Бей жидов – спасай Расею!" –
Прочитал он на стене.
У стены стоял он тихо,
Вдруг усы расправил лихо
И сказал, вникая в суть:
– Hi, нi, нi! Нехай живуть!

ГОСПОДАМ МАКАШЕВЫМ

Враждебность и ненависть в людях посеяв,
Не ждите в народе желанных ростков;
Чем меньше в стране остается евреев,
Тем больше становится новых врагов.

В КОММУНИСТИЧЕСКОМ РАЮ

Живет Ефим спокойный, как покойник,
Давно считая раем этот свет:
Сгорели телевизор и приемник,
И денег нет на выписку газет.

ПОД ОБЩЕЙ КРЫШЕЙ

Под общей крышей небосвода,
Враждой своею знамениты,
Живут на свете два народа:
Евреи и антисемиты.

ПРИЯТЕЛЬ

Приятель Фима никогда не врет,
И за нос никогда меня не водит:
Пообещал прийти – всегда придет!
Не обещал, а все равно приходит!

ФАРШИРОВАННАЯ РЫБА

Призвав на помощь шутку и улыбку,
И женскую фантазию свою,
Еврейка может маленькою рыбкой
Почти досыта накормить семью.

ОЧЕНЬ ЖАЛЬ

Бывает очень жаль, ей-богу,
И очень грустно, что пока
Не водят женщин в синагогу
Для обрезанья языка.

СТАРЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Внешне мы меняемся, старея –
Лица все печальней и добрее,
На моих глазах антисемит
Стал похож на старого еврея.

КИКИМОРА

Хоть отравлена кикимора,
Но болото не покинула.
Хоть живёт средь всякой нечисти,
Но зато в своём отечестве.

ЗДРАСЬТЕ

Просыпаюсь: - Здрасьте –
Нет советской власти.
А уновой власти
Те же люди: - Здрасьте!

ШАЛОМ

Mой внук живёт за рубежом.
Он в трубку мне кричит: - Шалом!
- Шалом! – кричу я удивлённый.
А сам сижу ошаломлённый.

ЛЮБОВЬ ЗЛА

Сионист любил антисемитку
И ночами гладил паразитку.

ЧЕРТОПОЛОХ

Посеяли картошку и горох,
Взошли в полях зеленые растения.
И тут же закричал чертополох:
- Долой некоренное население!

ПОКА

Мы пьём, влюбляемся, жуём
В лихие дни и в светлые.
Пока на свете мы живём,
Мы временно бессмертные.

РАССТАВАНИЕ

Давно не курю, позабыл о вине,
Любовь улетела свободною птичкой.
Дышу потихоньку. Но, видимо, мне
Придётся проститься и с этой привычкой

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Представляем нашего нового автора

31.03.2010       


     Варламов Валерий Игнатьевич
     Родился в 1940 году. Базовое образование - физик, рентгено - металлофизик. Университет марксизма-ленинизма - по специальности "Управление производством". Беспартийный.
     Ветеран Ново-каховского электромашинно-строительного завода (НКЭМЗ). Изобретатель, рационализатор.
     Ввиду засилия административно - командной системы и невостребованности производством изобретательской деятельности, занялся поиском нового экономического механизма восприимчивого к техническому творчеству. После разработки экономических принципов стимулирования труда на основе интегральной оценки, занялся проблемой их философского осмысления.
     Логика многолетнего поиска вывела на принципиально новое прочтение марксизма, как общечеловеческого учения, находившееся в тени официальной философии, в годы советской власти. С целью пропаганды системы РСУ+ВТО, организовал Союз рабочих - антирыночников НКЭМЗ, установил контакт с рядом политических партий, общественных организаций, отдельными учеными и редакциями газет и журналов.
     Участник Межрегиональных экономических конференций левой ориентации в Москве, Киеве, Днепропетровске.
     Автор более 200 публикаций в газетах "Информационное рабочее агентство", "Что делать?", "Буревестник Дона", "Новая Каховка", "Деловые новости".
     Автор книги "Путь спасения общества потребления" (на английском языке).
     Учредитель заочной Международной экономической школы МЭШ РСУ+ВТО. Учредитель Международного экономического общества "Третий путь" по пропаганде системы РСУ+ВТО и её внедрения в производство. Сторонник массового экономического просвещения граждан, как условия построения гражданского общества.
     Система РСУ+ВТО - плод труда на протяжении 20 лет, поддержанного некоторыми учеными и философами антирыночного направления.
      Смотрите о ВИВe
Фольк-публицистика от ВИВа -
Честна, остра, хлестка, игрива

Влад Островский


ЩЕ НЕ ВМЕРЛА УКРАЇНА!

Нахваталась сучка блох,
Словно Юль кредитов!
-И куда же смотрит бог!
Сказал Вить сердито.
-Жили мирно мы всегда,
Словно кот с собакой,
Была Юля—ягода.
Стала нынче бякой!
-Кто из нас хозяин в хате-
Выборы покажут!
Ждут ее в шестой палате,
Теперь каждый скажет!
-Мої любі українці,
Моя мила нація!
Я люблю вас поодинці,
А ВОНА - в прострації!
Хай погине вся вражина,
Височить Говерла!
Моя мила Украіна,
Що, ти ще не вмерла?

Скачать сборник стихов "Оранжевое затмение"

P.S. от редакции "пП": Рекомендуем его Преполлитричеству Критикану Политиканову зачислить ВИВа в штат Его "общепита".

* * *


ОСТАВЬТЕ СТАЛИНА В ПОКОЕ!

Оставьте Сталина в покое-
Вчера он- лев, сегодня- труп,
А вы могли б сыграть такое-
Ноктюрн на флейте водосточных труб!
Вы резво врете- быть дождю,
Не быть ноктюрну, даже, блюзу,
Ваши проклятья- не вождю-
К стране трудящихся- СОЮЗУ!
Вся ваша ложь- она вся в гене,
Вы не философы, вы - "чмо"!
Подобно ноющей гиене,
Вы жрете падаль и дерьмо!
Он дал трудящемуся волю,
Страну построил на все сто!
Избрал себе такую долю-
Не позавидует никто!
Проснись, титан, взмахни рукой,
Проветри власти коридоры!
Пусть сопли потекут рекой
И вздрогнут педофилы-воры!
А памятник Тебе- в сердцах
Всех оскверненных буржуями,
Пусть будем жить мы на бобах,
Но выроем буржуям ямы!

      P.S. от редакции "пП": несмотря на его откровенный, пусть НАМ извинит автор, ОГОЛТЕЛЫЙ, СТАЛИНИЗМ, АНТИСТАЛИНИСТСКАЯ "поросто ПРАВДА" публикует крик души НАШЕГО постоянного автора Валерия Игнатьевича Варламова.
      Мы публикуеи стихотворение ВИВа, несмотря на то, что он не значится в списке классиков современной украинской/русской литературы. Для нас он - классик новокаховского фольклора.
      Приветствуя его активную гражданскую позицию, близкую нам по левой идеологической ориентации, МЫ , в то же время, далеко не в восторге от его восхваления Сталина и - анафемы, которой он предаёт своих оппонентов. Что ж, его и единомышленников товарища Варламова можно понять: их сталинистское кредо" Кто не с нами, тот против нас!" успешно(кроваво) реализованно в годы БольшогоТеррора... МЫ же, в отличие от "заядлых" сталинистов, видя, что ВИВ - не с НАМИ, не считаем, что он против НАС, убеждённых антиоранжистов, его единомышленников в вопросе передислокации нынешней государственной политики - с дикокапиталистической позиции, обеспеченной правовым беспределом, - на социаоистическую, с человеческим лицом... Но не со звериным,сталиноподобным, с истинным социализмом НИЧЕГО общего не имеющим...И ещё, МЫ единогласно поддерживаем призыв товарища Варламова -"Проветрить власти коридоры!". Только не по --сталински - "чтоб сопли потекли рекой", нужно понимать, -сопли с кровью, а река...Колыма с трупами расстрелянных зеков... И Днепр - тоже, на берегу которого, в Новой Каховке он живёт со со своей "большевичкой Светой", не боясь, что за ним ночью, на "воронке" приедут чекисты и увезут "к белым медведям" за издание оппозиционного "антиукраинского" СМИ...




* * *

АТАС!

Средь "помаранчевых"—«Атас!»
Нашкодили- и баста!
Сменила за ночь свой окрас
Вся свидомитов каста.
Была страна пять лет в борделе:

Нет Берии и Кобы!
Худые «тушки» в хилом теле
Визжат в припадке злОбы.
Но Янукович принял власть-
Поставит всех на место,
Вот понатешимся мы всласть,
Коль вымесит он тесто!

P.S.от главреда "пП":
А тесто -кто? Да это ж мы
И "биомасса" - МЫ же_
Продуккт для зоны и тюрьмы-
Травы - былинки ниже.
Не ждите Кобу: в пекле он
На беса сковородке...
Прерви, браток, похмельный сон:
Спасение не в водке...

11.10.2010

* * *

ПАЗЛЫ-КОЗЛЫ!

(фольклореска,навеянная дискуссией
политобозревателей "2000" Сергея Лозунько
и Максима Михайленко)


С жиру бесятся козлы-
Этот козий жир - пазлы
Дай им нынче пожевать,
Ну, пазлы, едрена мать!
Оба- Родины сыны,
Что- объелись белены?
Неьку взялись выручать?
Ну, пазлы, едрена мать!
Ваш квасной патриотизм,
Интернационализм-
Стороны одной медали,
Что ж вы, братцы, подкачали!
Растопырьте шире уши-
Надо Маркса чаще слушать!
Там найдете вы ответ,
Куда плыть, коль денег нет.
Чей лоб крепче- не ищите,
За подсказку- не взыщите,
Русь спасем, но только вместе:
Весь народ и слуги Чести!

09.10.2010

* * *

ЩУЧЬЯ ЛЮБОВЬ
( фольклорная иллюстрация к уроку марксизма)

Вот полюбились Щука с Карасем,
Любовь, как сковородка, горяча,
-Чем занят, как досуг? И то да се,
Пока не осерчавши, сгоряча.
Беднягу Щука не желает слушать,
Все норовит начать атаку в лоб,
-Ты виноват, что хочется мне кушать!
И - в пасть- карасика-беднягу—хлоп!
О бедном Карасе замолвите словечко,
Ему б сидеть в болоте, втихаря,
Так, он ведь, глуп, как для волка овечка,
А потому, попался щуке, зря!
Да, басенка стара, как мир-
Голодный сытому- не брат.
Буржую голодранец - не кумир,
Как не родня полковнику солдат!

09.10.2010

* * *

Янукович в Америке.Отклик на Заявление ЯНУКОВИЧА в Амнерике:
«Я хочу продолжать достижения оранжевой революции!»,
см «2000» № 39-10.

"Проффесор" ставит на уши ООН...

Витя- парень из Донбасса-
Весь в словесных выкрутасах!
Как в посудной лавке слон...
Одурели все в ООН!
-Я, мол, малость поучу,
Как устраивать ФЭН-ЧУ!
Демократия?- Навалом,
Дай на лапу черным налом!
Что, Азаров занемог?
Пусть ему поможет Бог!
Скрутит он, лишь дайте срок,
МВФ в бараний рог!
Он забудет про amero,
(Тут заржал бы и Гомеро!),
Разменяет бакс на гривну,
А столицей будет Рівно!
Браво, Витя, так держать,
Выступай- мы будем ржать!
В экономике ты- туз,
Но в спичАх - сплошной конфуз!
Занемог от смеха Путин
(ВВеВе с ДАМом- на распутьи):
Сей проффесор-джетлемент
Им в ООНе - конкурент...

12.10.2010

* * *

Кандидаты мИлы от
нечистой силы...
(фольклорно-электоральная рефлексия к выборам
в органы местного самоуправления 31 октября 2010г.)

Ах, как милы вдруг стали кандидаты,
Хоть пальцы ИМ клади в зубастый рот,
И если бы не кризис распроклятый,
Они бы осчастливили народ!

Ах, как милы вдруг стали кандидаты,
Улыбки всем охочи расточать,
Как ангелочки, ну не виноваты,
Что стонет в хате-развалюхе мать.

Ах, как милы вдруг стали кандидаты,
Бомжу, и то негоже помирать!
Эй, избиратель- дохлячок, куда ты!
Топай в участок мэра выбирать!

Ах, как милы вдруг стали кандидаты,
Им позавидует любой чиновник-жлоб,
И у порога самой крайней хаты
Поклоны бъют, как выпивоха-поп.

О, как суровы стали кандидаты,
Они за правду лезут, как на дзот,
Словно не армии бездельников солдаты.
И сладкий трёп строчат, как пулемет!

Но после выборов, в старании звездатом
Вдруг вмиг захлопнет кандидат сей дверь...
И скажет бабке немощной:"Пошла. ты!"…
И зарычит от злобы, словно зверь.

17.10.2010

* * *

ОРАНЖЕВЫЙ ШАБАШ

Опять захворала древняя Русь,
От порчи начальственной швали!
Всю кровушку нашу высосал гнус.
Ох, где Вы, товарищ Сталин!
Как нагло юродствует псих-демократ,
Его одолеем?- Едва ли!
ИМ палка понятней любви во сто крат,
Ну, где вы, товарищ Сталин!
Шпионы, вредители, всяческий сброд-
Забыли, как ваших МЫ драли?
Оболган, освистан наш бедный народ,
Так, где вы, товарищ Сталин?
А в Раде Вкрховной- шАбаш чертей,
Их граждане слушать устали,
Вся власть обломалась, все трое ветвей,
Ну, где Вы, товарищ Сталин?
Стеною же стань, Мужик- патриот,
Восстань против нЕлюдей, чтобы,
Закрыть провокаторам черный ИХ рот,
Как сделал товарищ Коба!
Довольно похабить газеты, эфир,
Да будет НАШ дух тверже стали!
Так будь, Янукович, народу- кумир,
Каким был товарищ Сталин!...

P.S. от редакции "пП":
..Не дрейфь и яичных атак не боись:
Яйцо - не снаряд и не пуля
На Кобу-владыку не очень молись,
Иначе, у.рёшься, как Юля...
* * *
Керманич нам треба - не сталіногадський-
Щоб розумом був він, як геній Вєрнадський.
Щоб серцем він був, як в Івана Франка
Та ще й з кулаками Володі Кличка...

12.10.2010

* * *

Поэт, пой, зови на бой!

От Москвы до самых до Украйны
Стонет люд, жирует капитал,
Раб- батрак когда-то был, хозяин,
Лишь чечен точил тогда кинжал.

Нынче Русь - цыгАна одеяло:
Дыры-латки и, куда ни глянь,
Банки-склянки, шаманЫ, менялы,
Дело швах, по-русски, значит. дрянь..

Ищем счастья, как в стогу иголку,
Нынче Русь открыта всем ветрам,
Стала зайцем, а была, ведь, волком,
Знать, забыла путь-дорогу в храм.

А князья- то - дяди Сэма слуги,
Нет мозгов, командует Брюссель,
Их делишки- жалкие потуги.
Те князья играют в карусель.

Пусть от искры возгорится пламя.
Грянет гром, ведь, русские -не скот,
Вновь зардеет ленинское знамя
На погибель баров и господ!

Только жаль, погибнут и другие
Кроме новых баров и господ-
В Украине-неньке и в России...
Как ни жаль, а всё к тому идёт.

Пой, поэт, коль есть еще силенки,
Сделай первой из своих забот:
Кто стране открыть её глазенки.
Ты - её надежда и оплот.!

14.10.2010
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Ефим Авруцкий
Мои пятилетние сверстники
(поэма)

Когда
                   бессонная ночь
Тихо
                   к рассвету клонится,
И сон
                   сумел превозмочь
Мутную заводь
                   бессонницы -
Из Бабьего Яра
                   под Киевом,
Из рва
                   под Кировоградом,
Из тысяч
                   еврейских могильников
От Черного Моря
                   до Балтики
Того
                   сорок первого ада,
Той зверской
                   фашистской практики,
Из груды земли
                   и камней,
Той страшной трагедии
                   вестники
Молча
                   приходят ко мне
Мои сестрички
                   и братики,
Мои
                   пятилетние сверстники.


Скачать весь материал


* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Евгений Евтушенко как бельмо на глазу антисемита
Ирине Кац: открытое письмо в Израиль из степей Украины

      Дорогая Ирина, нештатная ситуация получилась…
      Вы мне прислали интересный материал о Валентине Гафте.
      В связи с этим я вспомнил, что Гафт – маститый эпиграммист, и у него есть эпиграмма на моего старинного друга Женю Евтушенко.
      Нашел я эту эпиграммку в Инете и ещё одну, на сайте Стихи.ру- моего нынешнего друга, известного в Инете поэта Александра Степанкова. Прочитал я эти, фактически, пасквили на Женю и тут же подвигся на контрэпиграмму…Кстати, Гена тоже очень недолюбливал Женю, и, я подозреваю, не столько - из-за «евтушннковского конформизма», сколько – из-за его недостаточной …русскости…
      Вы бы меня осчастливили, если бы нашли в Израиле людей, видящих в Жене Поэта, который в России больше, чем поэт и почитаем в Израиле как еврейский заступник... Вам неизвестно об отношении к Жене Губермана? Других русскоязычных литераторов-репатриантов? Пытался сегодня вызвать Вас на Скайп, увы…
      Искренне Ваш, Вилен.

Еврейской крови нет в крови моей,
Но ненавистен злобой заскорузлой
Я всем антисемитам – как еврей
И потому –
                    я настоящий русский.
Евг. Евтушенко. « Бабий яр».

Хулителям Евгения Евтушенко

Великому лицедею Валентину Гафту и другим
гафтухлым писунам эпиграмм на Поэта, который в
России( и в Украине тоже) больше, чем поэт.

Про Е.Евтушенко

Он сегодня снова странен,
Он почти киноартист,
И почти что англичанин,
Наш советский скандалист.
Находившись не под "банкой"
Вовсе не сойдя с ума,
Породнился с англичанкой
Он со станции "Зима".
Историческая веха,
Смелый, вроде бы, опять,
Будет жить почти уехав,
Политическая б...
Тебе уж 40 с половиной,
А ты как малое дитя.
Наврешь, потом придешь с повинной
И продаешь опять шутя.
Зачем мальчишка-показушник,
Опять виляешь ты хвостом?
Как проститутка, как двурушник
А собирался стать Христом.

Вал. Гафт


Про Гангнуса с запахом клопов…

См.: http://www.chitalnya.ru/work/1930
     ( Примечание к данной ссылке: представить себе еврея, рисующего шестиконечную звезду в Московском Храме Христа - Спасителя может только какой-нибудь русский-черносотенец, в белогорячечном глюке или русский-"мокрушник" из тех "хренюшкиных," которые зарубили топором о Александра (Меня,) православого священника еврейского происхождения...)
http://subbota.com/2006/09/07/ob002.html?r=10
     (А примечанние к этой ссылке - для тех "хренюшкиных", которые намекают на "еврейские корни" отца Евгения Евтушенко - Александра Гангнуса...)

Ты старомоден – вот расплата
За то, что моден был когда-то…
С. Маршак

У нас тогда, в шестидесятых,
Столь невзыскателен был вкус,
И у клопов был запах мяты,
И привлекателен Гангнус.

В обертке ложь была красива
Из ярких фраз и громких слов,
И мы кричали ей: «Спасибо!»
Ладони разбивая в кровь.

Со сцены те, кому давали
Ствол микрофона, сверху вниз
Так зажигательно вещали
Про героизм, патриотизм.

Клялись в любви к родному Дому,
И поднялись на этой лжи,
И укатили в Оклахому,
На Дом, простите, положив,

На этих Машу, Дашу, Федьку,
В них так поверивших весьма
И поменявших хрен на редьку,
Так и не выйдя из дерьма;

И на берёзы, на осины,
На омертвевшие поля,
Русь, из чьих жил сосала силы
Столетья серенькая тля.

Но всё же иногда иуда
Гостём летит из-за бугра
Сюда, к завшивевшему люду,
Чтоб тот кричал ему: «Ура!»

Чтоб гордо именуясь «классик» -
Не шваль, не шут, не конь в пальто –
Здесь загрести деньжат из кассы,
Ведь за бугром он так – никто,

И снова лжёт назло природе.
Так хочется сказать ему,
Что рухлядь старая – не в моде:
Ты тут не нужен никому.

Но мог бы всё-таки ты, бывший,
И подработать, спору нет,
Как паучок, в смоле застывший,
Или в кунсткамере скелет.

А.С.



Со злою дерзостью пижона
Не следует переть вепрЁм
На стихотворца-чемпиона,
Кручинясь в горюшке о том,
Что нет под солнышком местечка
И от того в душе клозет…
«Ни кочерга, ни богу свечка»,
Окстись, непризнанный поэт.
* * *
Неужли жаба задавила:
Он на свету, а ты в теньке…
Так уж судьба постановила-
Кто – в маслицЕ, кто – в говнецЕ…
А ты бы не помчал на вызов,
Покинув свой убогий дом,
В коттедж в предместии Парижа?
Иль в хатку в штате Оклахом..?
Где б заработал не блядажно,
А на словесности своей –
На самиздат многотиражный
На радость внуков и детей.
Лже-лицедеи, не ругайте
Поэта за его успех:
Он в Оклахоме – гастарбайтер,
А гастарбайтерство – не грех!
Когда Аршавин, Павлюченко
Гоняют мячик за бугром,
Не метят их, как Евтушенко,
ГафтЫ-завистники клеймом…
Литературные услуги -
Это не «наймит- ж...лиз»…
Ведь Евтушенко – не Калугин:
Зарплата не ЦеРУшный приз…
А Вам под силу - на английском
Читать курс лекций по РЛ,*
Иль на испанском, на грузинском?
А Евтушенко ведь сумел.
* * *
Коль породнился с англичанкой,
Отчизне что ли изменил?
А если бы - с израильтянкой?
Тогда бы был он Гафту мил?
* * *
Да, Евтушенкин папа – Гангнус…
Что, в этом жуткий компромат?
Иль он двулик, как ловкий Янус?-
Поэт-Пророк, поэт – Солдат.
Талдыча: : «Гангнус…», ВЫ намёком
Втираете: « Да он – жидок!»…
За штилем, вроде бы высоким-
Антисемитство между строк…
* * *
И вовсе не хохол был Рюрик.
Барклай де Толь – не русский поп.
Юсупов-князь был полутурок,
А Пушкин – полуэфиоп…
Царица Катька – вовсе – немка,
А Крузенштерн – чистейший шваб.
Нацпринадлежность – пшик-проблемка.
Проблема – если духом слаб!
А между прочим, скажем к слову,
Самых «нечистых» был кровей
Великий бард – Высоцкий Вова,
Полурусак- полуеврей…
А с ним ещё один Володя…
Ну тот, который Винокур…
Кровей «нечистых», в том же роде-
Евро-российский балагур.
И Валик Гафт –не из славянства,
Знатный российский лицедей -
Из «инородства-обрезанства»,
Бравый укрАинский еврей…
Гешефт*** в театре - в жалкой норме:
Нынче - звезда рекламы - Гафт:
Эпиграмня не шибко кормит,
И это - судьбоносный факт…
* * *
Боец, коль ты намерен драться,
Но… классом не сравним с Кличком,
Не стыдно ль борзо «отрываться»
И звать гиганта дохлячком?
Заглянь – ка в зеркало уважно***…
Не зеркало виновно в том,
Что ты всего лишь тигр бумажный
С перекошЁнным «жабой» ртом…


       РЛ* - Русская литература ,которую преподаёт Евтушенко в Америке, зарабатывая на самоиздат своего фундаментального труда «Десять веков русской поэзии» и, просто - на достойную жизнь, на которую в родном Отечестве ЧЕСТНО не заработаешь…А подрабатывть на телерекламе "Гранда", как это делает Валя Гафт - это не для Жени...
       Гешефт**( на идише) – прибыль.
       Уважно***(укр)- внимательно.
       P.S. от автора… Я, Очаковский Вилен Яковлевич,1937г.р.. Член Союза журналистов Украины, главред Интернет-журнала « просто ПРАВДА», православный христианин, бывший политзаключенный, реабилитированный, благодаря активному участию народного депутата СССР и секретаря СП СССР Евгения Евтушенко, и … его старинный друг(с 1967- го) . Не раз бывал у него в гостях в Переделкине и Москве и однажды, 24 августа 1973-го, принимал его гостем в якутском Мирном… Потому я знаю Женю, в отличие от "гафтуфтачей" и прочих "хренюшкиных", не только по его стихам и публицистике, кинофильмам и фотовыставкам…
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Анатолий Трушкин: «Перестать смеяться – то же, что перестать дышать»


      В конце октября в Кировограде произошло по-своему неординарное событие – в областном центре, накануне своего 69-летия, побывал популярнейший писатель-сатирик Анатолий Трушкин. Тексты А. Трушкина с блеском читали и читают с эстрады Михаил Евдокимов, Ян Арлазоров, Геннадий Хазанов, Роман Карцев, Ефим Шифрин, Клара Новикова, Владимир Данилец и Владимир Моисеенко, многие другие артисты комического жанра. Не менее блестяще читает свои произведения и сам автор.
      Анатолий Трушкин прилетел в Кировоград из Москвы по приглашению Александра Никулина, кандидата на пост городского головы. В организованном кандидатом концерте под открытым небом приняли участие популярные исполнители Кировограда – ансамбль «Внутризвука», певица Екатерина Соломеева, автор и исполнитель, лауреат международных конкурсов, и другие. Из Киева приехала певица Ольга Быстрякова (жена популярного композитора Владимира Быстрякова). Из Москвы – бард Роман Булгачев, уроженец Кировограда. Из Калуша Ивано-Франковской области – народные ансамбли «Бойківчанка» и «Галицькі гудаки». Выступления же Анатолия Трушкина, который четырежды выходил на сцену, стали настоящим гвоздем программы.
      Концерт с участием выдающегося сатирика и юмориста современности Анатолия Трушкина мог бы, по логике вещей, собрать по меньшей мере половину города. Если бы... кировоградцы о нем знали. Но Александр Никулин был «неугодным» кандидатом на пост мэра. Увы, это сыграло свою негативную роль. И площадка, на которой разрешили провести концерт, была далеко не лучшей, и рекламы недоставало. А потому и зрителей оказалось меньше, чем ожидалось.
      Но пришедшие были вознаграждены в полной мере. Зрители не просто смеялись и аплодировали, но снимали любительское видео на мобильные телефоны, подходили за автографами и просто пожать руку именитому гостю. Жители близлежащих домов, услышав тексты Трушкина, так и оставались у открытых окон. А снятое на концерте любительское видео зрители-счастливчики продолжают показывать своим друзьям, родственникам и знакомым. На следующий день после концерта Анатолий Трушкин улетел в Москву, но круг его кировоградских зрителей продолжает расти – он сам и его блистательный юмор остались с нами.
      На фото – Анатолий Трушкин (справа) и певица Ольга Быстрякова перед началом концерта с кандидатом в мэры Александром Никулиным.
      Во время концерта с писателем удалось встретиться кировоградскому журналисту и сатирику Анатолию Юрченко. Эта беседа, касающаяся также положения дел в современном жанре сатиры и юмора, предлагаются вниманию читателей «пП».

«Писателем меня обозвали еще в школе»

      – Анатолий Алексеевич, биографические сведения, которые сообщает о вас Интернет, больше похожи на традиционную анкету, которую каждому приходилось заполнять при поступлении на работу: родились 28 октября 1941 года в Челябинске, с 1951 года живете в Москве. Окончили в 1964 году Московский авиационно-технологический институт. Работали инженером на секретном военном заводе. В 1974-м окончили Литературный институт, работали на Центральном телевидении. С 1981 года занялись исключительно литературной деятельностью... Гораздо ярче выглядит ваше собственное автобиографическое признание, опубликованное на сайте «Википедии»: «У нас только два времени – светлое будущее и темное прошлое. Из “светлого” и “темного” постоянно получается смутное настоящее. Тем не менее, мне удалось выяснить насчет себя, что я родился (есть свидетели), учился (есть документы), женился (со слов одной женщины). Полагаю, что в остальном биография типична: не имею, не знаю, нет, никогда, нигде, ни за что, пропади все пропадом»... И все же давайте попробуем заполнить некоторые пробелы. Как, например, вы в 10 лет стали москвичом? Ведь обычно писатели, артисты, поэты приезжают «завоевывать Москву» в более зрелом возрасте...
      – Я родился в эвакуации – ведь это было военное время.
      – То есть ваши родители – москвичи?
      – Да. Но вообще корни – в Рязанской губернии. Когда я был в Мордовии, мне сказали: «Трушкин, да ты же мордвин!» У них там самая распространенная фамилия – Ушкины. Ушкин – Трушкин... «Ребята, – говорю, – я не отрекаюсь, но предки-то из Рязанской». Они смеются: «Так Рязанская граничит с Мордовией!» И тут я подумал – а может быть?.. Это сейчас я – седой и лысый. А был шатеном с прямыми волосами. Но в тридцать лет волосы начали виться – я стал курчавым. И года три это держалось. И, как мне показалось, отец начал косо посматривать на мать – все-то в семье прямоволосые, и старший брат... Может быть, это был знак, имеющий отношение к литературе? К кучерявости Александра Сергеевича Пушкина?..
      – Думаю, тягу к писательству вы ощутили еще раньше...
      – Я где-то об этом уже писал: первый позыв был в школе. Мне отец подарил перочинный ножик, и я на парте, в деревенской школе, вырезал «Толя». И не заметил, как подошел учитель: «Ага, – говорит, – так ты у нас писатель!» Нет, конечно, я тогда об этом не думал и не мечтал, но, когда уже начал мелькать на телевидении, мне передали, что учительница из нашей школы, учительница русского языка, сказала: «Мы всегда знали, что он будет писателем». Откуда? Я за свои школьные сочинения получал оценки «пять»-«два»: «пять» – за стилистику и «два» – за грамотность.
      – Я, извините, ожидал юмористического продолжения: что в школе нашли ту доску, на которой было вырезано «Толя», или какую-то другую с вашим же «автографом», и поместили... ну, скажем, в школьный музей...
      – Так ведь отец потом выбил из меня «писательство», но почему-то не из головы, а из другого места, ремнем...
      – А почему вы сказали – «деревенская школа»?
      – Потому что мы тогда жили под Москвой, в Болшево. Сейчас там Дом творчества кинематографистов и писателей. А тогда это было село селом, люди коров держали. И каждое утро пастух обходил дворы и выводил стадо на пастбище...
      – Болшево сегодня известно не только Домом творчества, но и НИИ, расположенными рядом, и оборонными предприятиями...
      – И Челябинск. Знаете, какое последнее мое воспоминание связано с Уралом? Мы с отцом были там в 1957 году, и я, подросток, стал свидетелем ядерного взрыва на «Маяке» в Челябинске-40. Своими глазами видел, как облако гнало ветром на город, а потом ветер переменился и оно ушло на деревни. Мы с отцом после этого пошли за грибами. «Папа, – говорю, – смотри, какой большой белый гриб!» А он действительно полуметровый. Отец посмотрел и говорит: «Все, хватит с нас грибов, уходим».

Старик Державин нас заметил, а Весник матюгнулся

      – Возвращаясь к уже упомянутой биографической справке в Интернете, нельзя не заметить, что у вас как бы две ипостаси – работая на телевидении, вы были автором пьес, драматургом и сценаристом, а в чистый, так сказать, жанр сатиры и юмора пришли уже позже...
      – Десять лет на телевидении – главный редактор литературно-драматических программ. Это «Кабачок 13 стульев», это пьесы-одноактовки – там я работал. До этого режиссировал. До того был редактором газеты. А еще до того, после окончания МАТИ, проработал полтора года инженером. Кстати, инженеры, в том числе инженеры-авиаторы, дали юмористическому жанру немало авторов. Михаил Задорнов, например, Эдуард Успенский – инженеры-авиаторы, как и я, только они закончили МАИ, а я – МАТИ. Михаил Жванецкий – инженер. И так далее. Но и медицина дала немало авторов – Григория Горина, Аркадия Арканова... Судьба каждого определяется во многом и тем, с кем довелось встретиться на жизненном пути. Я думаю, мне в этом смысле повезло. Сам я из простой, как говорят, рабоче-крестьянской семьи. Вечно в детстве не хватало книг. И даже мама, помню, говорила: «Как ты стал писателем? У нас дома и книг-то не было...» Я читать, по большому счету, начал уже в юношеские годы – и, конечно, взахлеб. А когда в Литературный институт поступил – там уже и ситуация обязывала... Я уже потом услышал фразу, принадлежащую Илье Эренбургу: «Литинститут готовит профессиональных читателей». Обидно вроде бы... Но со временем понял, что это правда. Писателей готовит все-таки Бог.
      – Но что-то в этом плане оставляет и людям?
      – Жванецкий для меня много сделал. Грубо говоря, в гроб не сходя, благословил. Это был 1983 год. Мы с ним пару раз пересекались на концертах, и вдруг на каком-то большом форуме юмористов, где присутствовал министр культуры и прочая и прочая... Я-то еще и в жанр не вошел. А там – и тот выступил, и тот выступил... И вот объявляют: «А сейчас слово Михаилу Михайловичу Жванецкому». Ага, думаю, это, видимо, главный здесь. Выходит Михаил Михалыч и говорит: «А пусть сейчас Трушкин что-нибудь почитает». Меня еще толком никто и не знал. Я говорю: «Миша, у меня и нет ничего с собой». Мы же все на банкете сидим. «Ничего, – говорит, – сходи в номер гостиницы и возьми, а они подождут». Я что-то там схватил, прочитал один рассказ... Миша говорит: «Читай еще». Прочитал другой рассказ. «Читай еще». Я говорю: «Больше ничего нет». «Садись». Но – присутствовали Министерство культуры СССР, Министерство культуры РСФСР, «Росконцерт»... И после этого – столько заявок, что я уже материальных забот не знал. Что его подвигло, не знаю. Видимо, заприметил и решил: пусть человек заявит о себе. Он, видимо, знал ситуацию лучше меня и понимал, что будут после этого заказы и всякое прочее. Я ему благодарен по гроб жизни...
      – О телевидении, где вы стали автором сценариев более 20 телеспектаклей, вам тоже есть что вспомнить – и грустное, и смешное?..
      – Был тогда на телевидении такой формат – одноактные часовые телеспектакли. К сожалению, к моему великому даже сожалению, тогда техника была так плоха, что спектакль нельзя был останавливать, чтобы потом смонтировать. Играть нужно было на одном дыхании. Я, помню, написал пьесу, в которой играли всего два человека. Замечательные актеры – Весник Евгений Яковлевич и Пашкова Лариса Алексеевна – мужа и жену. Играли замечательно – так мне самому нравилось: я смотрел и думал – вот, я не бесталанный человек. И вдруг – на 59-й минуте! – Весник оговорился! Матюгнулся сгоряча – и что делать?! Только записывать заново. Ничего не остается – начали играть снова. Но, когда писали второй вариант, актеры уже остыли, получилось что-то не совсем то...
      – Может быть, эту вещь до сих пор помнит кто-то из телезрителей старшего поколения? Как она называлась?
      – Если бы я сам помнил... По-моему, «Учитесь плавать». Такая смесь мелодрамы и комедии. Герой – человек, прошедший войну, награжденный орденами, а ныне он тренер по плаванию. И ко Дню Победы его просят встретиться с молодежью. А он все повторяет: «Ну что я им буду рассказывать?» Жена говорит: «Ну как же! Ведь ты воевал, был ранен, еле выжил...» А он, человек скромный, отвечает: «Ну и что? Все воевали!» И в конце концов он, будучи тренером по плаванию, решает, что нужно сказать: «Ребята, учитесь плавать!» Вот и все. Человек прожил богатую, содержательную жизнь, но ему самому кажется, что рассказать о ней нечего.

«Меха, оружие, наркотики?»

      – Анатолий Алексеевич, думаю, вы не первый раз на Украине...
      – Раньше бывал чаще, по несколько раз в год, теперь – чуть реже. И с концертами. И на фестивалях – в жюри посидеть... Да и многие артисты украинские моими текстами пользуются, исполняют. Данилец и Моисеенко с ними работают. Мы перезваниваемся. Когда они в Москве – встречаемся, обнимаемся-целуемся. Это старая крепкая связь.
      – Но «Кролики – это не только ценный мех» – не ваш текст...
      – Нет. А вот «Меха, оружие, наркотики?», с таможенником, – это мое. Не так давно отдал им еще несколько текстов, но пока не знаю, работают они с ними, нет ли, было это на телевидении или нет – не могу сказать. Но – звонят. Просят новые тексты. Хотя пока у меня до них руки не дошли. Сейчас должны выйти две мои новые книги, один из московских театров принял мою пьесу к постановке, и еще я две пьесы написал – после тех, которые когда-то писал для телевидения, вновь потянуло в драматургию. Поэтому чуть-чуть отошел от эстрады. Но – буду возвращаться. Естественно, и к «кроликам». Потому что это очень яркие ребята – это подпитывает.
      – Мне кажется, среди артистов, читающих ваши тексты с эстрады, неярких не было...
      – Моими основными исполнителями были Миша Евдокимов, Ян Арлазоров, который придумал «Эй, мужик», «Слышь, мужик». Начальные пять-шесть монологов-рассказов – это все было мое. А рассказы, написанные для Миши Евдокимова... я и сам мог выходить с ними и читать.
      – А вот это его знаменитое – «Из бани иду, морда красная»...
      – Это его собственное. Он эти монологи даже не записывал – я это потом выяснил, когда у него в деревне побывал. Это были этюды. Маленькие этюды, которые он все расширял и расширял. Но сам не сидел за письменным столом, не писал. Я ему говорил: «Миша, давай, запиши то, что у тебя было». А он – нет. Он был человек широкий. Потом мне говорили, что он писал какие-то повести... Я об этом даже его вдову спрашивал. Она ответила – роемся в архивах, пытаемся разобраться, но ничего нет. И я его за письменным столом никогда не видел. Он актер был. Богато одаренный, хороший русский актер, который много импровизировал по ходу действия. Был у меня один монолог, написанный для него, – старик старуху везет в больницу в детской коляске. Я этот рассказ читаю восемь минут. Миша – его полчаса играл, купался в нем, такой МХАТ разводил...
      – Как вы расценили его уход в политику, во власть?
      – Думаю, это была ошибка. Хотя и продиктованная хорошим позывом – помочь народу. Он решил, что можно просто быть честным человеком. Но, оказалось, этого мало. Когда Петр за воровство кому-то морду набил, Меншиков вступился: «Государь, так ведь все воруют!» Миша же, видимо, решил, что сможет все это обуздать. Но что-то там не сложилось... Я ему говорил: «Миша, подожди, еще пару лет – тебе дадут народного...» Но он, что называется, уже испил живой крови – вот этой популярности. Огромная была популярность – мы с ним на Байконур приезжали, народ просто вставал, когда видел его. Он баллотировался где-то в Сибири на пост мэра, не помню точно, то ли в Бийске, то ли в Барнауле, проиграл, но уже собралась команда вокруг него, они использовали его популярность, и он неожиданно для себя вышел в губернаторы.
      – С кем еще из ныне здравствующих продолжаете работать?
      – Клара Новикова. Ефим Шифрин...
      – Кстати, вы, наверно, не знаете, Клара Новикова после распределения какое-то время работала в Кировоградской филармонии. К ее монологам «тети Сони» вы имеете какое-то отношение?
      – Нет. Клара Новикова и Ефим Шифрин – одни из первых актеров, которые начали работать со мной, когда я пришел в этот жанр. Я ведь пришел поздно – после телевидения, после своих пьес для телеспектаклей – на пятом десятке. Недавно мы с Кларой Новиковой где-то пересеклись. У нее скоро юбилей – и она попросила что-нибудь написать для ее юбилейного вечера. Я говорю: «Клара, так ведь и у меня скоро юбилей». Но обещал подумать. А вообще Клара Новикова, ну, если образно выразиться, кровососка. И Ян Арлазоров таким же был. Шифрин проще – берет текст и работает. А Клара – и здесь мне переделай, и здесь... А я не пишу под актера – пишу то, что мне самому нравится.

«Отношение к власти – легкомысленное»

      – А у вас самого никогда не было такого искушения – куда-то баллотироваться, добиваться избрания?..
      – Да что вы! Бегу как черт от ладана. Я понимаю, что это не мое дело. Я вообще всю жизнь мечтал нигде не работать! И когда наконец осуществил эту свою мечту, везде говорю: «Какая это сладость – нигде не работать: свободный человек – садишься за письменный стол в восемь утра и в пять часов вечера встаешь, нигде не работаешь, красота!»
      – Еще одна ваша фраза – из характеристик, которые вы даете сами себе: «Отношение к власти – легкомысленное».
      – Да, но недавно попался. Вышла «Вечерняя Москва», а на фото – Иосиф Кобзон, Марк Захаров, писатель Юрий Поляков, главный редактор «Литературной газеты», Станислав Говорухин и я, пять человек, поздравляем Юрия Михайловича Лужкова с днем рождения. А через неделю – президентский указ о досрочном прекращении полномочий мэра Москвы. Вот меня и подначивают: «Ну что, попался?!»
      – У вас с Лужковым были дружеские отношения?
      – Нет. Хорошие – не более. Ну пересекались пару раз. Один раз он даже остановился, в ресторане было дело, подошел, стал долго меня хвалить, а я, конечно, дурак, не попросил квартиру...
      – А если не сводить к шутке? Как вы относитесь к его 18-летнему мэрству?
      – Да я ничего нового не открою – об этом и без меня сказано достаточно. Но нельзя сбрасывать со счетов положительные стороны. Достаточно привести в пример кольцевую автодорогу – это действительно была дорога смерти: темень, две полосы, аварии, трупы... И творческим людям он помогал здорово – сколько театров было открыто. И о том, что стало причиной отстранения много сказано. Но, как бы то ни было, бедствовать Юрий Михалович не будет. И пенсия у него, как пресса сообщает, неплохая – десять тысяч долларов...
      – О его высказываниях по адресу Украины, которые здесь принимались в штыки, вы тоже слышали?
      – Да. Я думаю, в этом был элемент популизма. А с другой стороны – и ностальгия в связи с тем, что мы, два братских народа, разделены. Своего рода сигнал: ребята, что-то не так делаем! Нет, идея о том, что Севастополь может отойти к России – нонсенс, но между двумя народами, имеющими общие корни и общую историю, пусть и живущими ныне в суверенных государствах, должно быть больше братства и любви.
      – Что-то мы заговорили слишком серьезно. Уж если «легкомысленное отношение к власти», то...
      – Помню, во времена Ельцина я выступаю в Политехническом музее. Народу прорва. Читаю монолог – потом с ним Хазанов выступал – доклад генерала МВД о борьбе с преступностью: «Есть отпечатки пальцев, съемки скрытой камерой, свидетели есть, знаем, куда ведут следы, знаем всех по именам». И дальше: «Ельцин Борис Николаевич». Мертвая тишина. Я продолжаю: «Ельцин Борис Николаевич сказал – дайте доказательства!» И – взрыв смеха в зале!
      – Замечательно!
      – Примерно в те же времена, может быть, чуть раньше, выступаю в Совмине или в ЦК, не помню точно. Читаю монолог о борьбе с пьянством народными средствами: «У этой муж пил, у той муж пил...» Зал ржет. Один не смеется. А со сцены плохо видно... Потом я пригляделся – Ельцин сидит!.. Недоглядел я маленько, да...

О цензуре

      – За каких-то три десятилетия, даже неполных три десятилетия, наша сатира пережила три разных периода. Советский – когда очень о многом говорить было просто нельзя: это – нельзя, то – нельзя, об этом – нельзя... Перестройка и первые годы после нее, когда все вроде бы стало можно. И, наконец, переживает день сегодняшний – когда зачастую начинает казаться, что смеяться нам уже вообще не над чем.
      – Я скажу вам больше о советском периоде. «Анатолий Алексеевич, надо выступить в ЦК КПСС». Я говорю: «Ладно. А что читать?» – «У вас сегодня творческий вечер, придет замзавотделом ЦК КПСС по культуре, и вы с собой еще возьмите какие-то вещи». Я два часа читаю, после концерта мы остаемся, он говорит: «Вот из того, что вы читали, – эту вещь. Только там две фразы выкиньте, и сейчас мне еще почитайте». Я ему еще читаю. «Вот эту вещь, только там вторую половину выкиньте». Нужен был бытовой юмор, который бы никого не трогал.
      – Да и тот – с определенными ограничениями. Я до сих пор удивляюсь, как у Рязанова и Брагинского могла пройти комедия «Ирония судьбы, или С легким паром!», да еще и фильм потом вышел. Ведь нельзя было говорить о пьянстве, как и о многих других так называемых бытовых пороках, в СССР! Разве только потому, что авторы сумели это представить как некий частный случай? Напился Женя Лукашин случайно, но и протрезвел потом, а в остальном-то все у нас нормально: и ничего крепче шампанского советские люди не пьют, и в Ленинград в невменяемом виде не попадают. Поэтому более счастливым для жанра мне представляется период перестройки и годы сразу после нее – когда еще никто ничего не понимал: что надо запрещать, что – не надо. Да и сколько новых, немыслимых ранее сюжетов подарил тот период сатирикам и юмористам...
      – А для меня это был трагический период. Потому что я написал целую программу на сольный концерт – так сказать, антикоммунистическую, и вдруг – раз, и все сломалось. Очередной переворот, который перевернул всю Россию и Украину, – и некого бить. Потому что этих уже нету, а этих, демократов, бить еще не за что – они только-только к власти пришли, у них карт-бланш. Так жаль было эти два года трудов...
      – Где-то что-то из этого потом пригодилось?
      – Да, что-то пригодилось, какие-то ходы остались, но вся программа – пропала. Да и само это время было трудным для нас. Потому что сатирик советского периода привык обличать намеками, а тут вдруг публицистика поднялась, и то, о чем мы боялись говорить, пошло в открытую – и что же тут со своими намеками выходить, да? Это был период испытания для жанра. Кто ты – писатель или всего лишь эстрадный автор, любящий успех, даже если ему грош цена? Здесь и определилось, кто есть кто.
      – А о сегодняшнем дне что скажете?
      – Если о цензуре, то и сейчас такое существует. Не цензура, но... Начитаешь – а эту вещь просто не пускают. Или – техника сейчас шагнула вперед – что-то вырезают: фразочку, слово, даже предлог, если надо. Мне уже сегодня, хотя до семидесятилетия еще год, звонят из ЦДРИ, из ЦДЛ – готовь творческий вечер. На телевидение же мне не хочется и соваться. Потому что там я делал и 60-летие, и 65-летие, но из этого вышла ерунда. «В кругу друзей» – вот что им нужно. Что такое мой творческий вечер? Я должен что-то прочитать, показать себя – о чем я думаю, что меня тревожит. А там я должен представить друга – чтобы один спел, другой – сплясал. Им нужны – «популярные лица». И чуть-что – вырезают. На 65-летие Клару Новикову вырезали. И друга моего Никаса Сафронова – это художник, очень популярный, академик, профессор, хотя и молодой еще, ну, относительно, конечно. Из тридцати пяти человек оставили двенадцать, и сам я прочитал две старых вещи – вот и все. После этого я уже побаиваюсь своего 70-летия. Хотя – тьфу-тьфу-тьфу – до него еще дожить нужно.

Жанр умер – да здравствует жанр?

      – Многие сегодня, в том числе зрители, говорят и о кризисе жанра...
      – Геннадий Хазанов, после того как ушел с эстрады, в одной из телепрограмм так и сказал: «Жанр умер». Его спрашивают – и что, никого не осталось? «Нет, остался Трушкин».
      – А ваше мнение – жанр умер, но только вы и остались?
      – Нет. Просто время требует новых форм. Пришел «Камеди Клаб». КВН, некогда удачно найденная форма, стал чем-то вроде детской площадки – резвится молодежь, и хорошо. Я часто участвую в различных жюри, бывал председателем фестивалей. Они оставляют ощущение, что разговорный жанр – жанр гиблый, что-то с ним не так. Лепят все то, что видят по телевизору, а там, к сожалению, мало хорошего. К сожалению, почти исчез литературный юмор – то, что делали когда-то Тэффи, Аверченко, Зощенко. Эстрада свое полезное дело сделала: там юмор мускулистый, каждые 20 секунд – реприза, без смеха невозможно. Но никакого воздуха, никакого настроения – трудно, чтобы было и смешно, и умно. Народ привык уже просто хохотать. И, я думаю, это тоже гибельно. Все разрешено – и исполнители несут что ни попадя. Я не скажу, что жанр умер. Но он болеет.
      – Вам не кажется, что примером может служить «Кривое зеркало» – несколько хороших номеров, но основная часть – ниже критики?
      – Да. Хотя артисты там хорошие. Все не без способностей. Но литературная часть – отстает.
      – Мне кажется, есть еще одна примета обнищания жанра – слово «комик» исчезло из оборота. Чаплин был великим комиком. Сегодня же все именуются юмористами. Хотя юморист – это тот, кто пишет...
      – Еще хорошо, если «юморист». А то всех, меня в том числе, начинают причислять к пародистам: «Ну вот вы же – пародист...» И действительно, пародия берет верх на эстраде. Вот артист изображает нечто похожее – движение, манеру, речь, жест, но ведь не суть раскрывает.
      – То, что блестяще умел делать, если провести аналогию, замечательный, но, на мой взгляд, рано ушедший поэт-пародист Александр Иванов.
      – Да. Но ведь и литературная пародия куда-то исчезла после Иванова. Мне, кстати, всегда казалось, что он на полголовы выше меня. Я как-то спросил: «Саша, какой у тебя рост?» – «Метр восемьдесят семь». Я говорю: «Не свисти, у меня – метр восемьдесят семь». – «А давай встанем перед зеркалом». Встали. Смотрю, а мы с ним одинаковые... Глубокая пародия – это когда нутро человеческое выявили и подали: смотрите, что на самом деле. А сейчас только внешняя сторона обыгрывается. Самый талантливый – Максим Галкин, способный мгновенно перевоплотиться в кого угодно. Но ведь не это главное – обыграть внешнюю сторону. Еще Екатерина Вторая говорила: «Что вы над лицами смеетесь? Не лиц надо высмеивать, а нравы». Но это трудно. Надо любым способом получить успех у публики – это заработок, понятно. И это тоже одна из причин, по которой исчезает литература. Почему нам иногда говорят – чего вы, авторы, полезли на сцену? А потому, что если писатель написал книгу и получил за нее деньги, прожить на них невозможно. А за концерт мне платят деньги, на которые я живу, – вот я и полез на сцену. А значит, и мне нужен успех. И ради этого, чтобы добиться смеха и успеха, на эстраде иногда приходится жертвовать чем-то действительно глубоким и умным.

Табели о рангах

      – Аркадий Арканов, если не ошибаюсь, в предисловии к «Антологии сатиры и юмора России ХХ века» отметил, что лицо сатиры того столетия определили Зощенко, Жванецкий и Трушкин...
      – Я Мише Жванецкому как-то сказал об этом. Он говорит: «Да. Но мы с тобой – разные». Конечно. Ему Бог дал больше сатирического таланта. Мне кажется, задумай Михал Михалыч написать юмористическую вещь, у него это не получилось бы. Он бы все равно что-то так вывернул, что получилась бы сатира.
      – Но на самом-то деле, как мне кажется, в ХХ веке было больше писателей, работавших в жанре сатиры и юмора, чтобы ограничиться только тремя именами...
      – Для меня Аверченко в чем-то выше, чем Зощенко. Да и что такое писатель-юморист? Есть – писатель, и все. Разница только в том, что, в отличие от так называемых серьезных писателей, юмористы и сатирики пишут по-своему, по законам особого жанра. Заметьте, и среди классиков, и сегодня писателей-юмористов гораздо меньше, чем вообще писателей. Простая арифметика – это талант более редкий. Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, Николай Васильевич Гоголь, Антон Павлович Чехов – конечно, у него юмористика как будто, но очень многие произведения иной хорошей сатиры стоят, ну и, конечно, Михаил Афанасьевич Булгаков – вот, я думаю, четыре самых крупных имени в нашей сатире. Из современников я для себя по сю пору отношу к писателям Григория Горина, который, к сожалению, мало поработал в жанре – не потому, что его уже нет, а потому что ушел в драматургию и там сделал себе имя. Арканова, особенно раннего. Михаила Жванецкого, конечно. Немножко Альтова. Ну и – немножко нескромно – и себя стараюсь относить к этой категории и быть все-таки писателем, а не эстрадным автором. Для этого балагана всегда найдутся желающие... Хотя иногда думаю – не старческое ли это: вот, дескать, были люди в наше время… Но не могу назвать кого-то из молодых. Только то поколение, которое вышло из советского периода. Примерно 22 года назад – я и сам, к сожалению, поздно пришел, хотя многих старше – был всплеск. Задорнов, хотя я его и не очень люблю, Витя Коклюшкин, Ефим Смолин, Альтов – чуть раньше... Был всплеск, имен 5-6 можно назвать. А потом – какая-то тишина. Появился Витя Шендерович – но как бы больше ушел в журналистику, или в публицистику – в программу «Куклы». Был злободневен, остер, но – убрали. Он пишет, дает концерты, но телеэфира у него уже нет. Очень хорош Борис Крутиер – лучший наш афорист, но это иной жанр.

...и добро победит

      – Позволю себе напомнить один из ваших афоризмов: «Люди без чувства юмора опасны для общества».
      – Это шутка, написанная лет 10-15 назад, но я не отказываюсь от нее и сегодня. Смех – это потребность человеческая. Как дыхание. Перестать смеяться – то же, что перестать дышать.
      – И в заключение: что вас смешит или, наоборот, раздражает сегодня – нравы, власть, неважно, российская или украинская, еще что-то?
      – Знаете, Лев Гумилев, историк и этнограф, сын великих родителей – Николая Гумилева и Анны Ахматовой, изучал жизнь народов как бы с высоты птичьего полета. И, оказывается, жизнь народов ничто не меняет – ни великие социалистические революции, ни перестройки. Народ все равно живет своей жизнью. И пороки и добродетели известны с древнейших времен. Разве что сегодня вылезли на первый план жадность, настороженность друг к другу... Время какое-то расхристанное наступило. И что касается власти, действует древняя формула: какой народ – такая и власть. Откуда эта власть берется? Времена приглашенных варягов канули в историю, если что-то портится в обществе – портится и наверху.
      – Не наоборот?
      – И наоборот. Это сообщающиеся сосуды. Есть вечная истина: хочешь, чтобы все вокруг было хорошо, начни с себя. Добро – это энергия. И она распространяется – и тогда доброе побеждает... Хотя... тут вспоминается старый анекдот. Две девочки, добрая и злая, стоят на балконе и плюются в прохожих. Добрая оплевала пять человек, а злая – только двух. Это потому, что у нас добро всегда побеждает зло.

      Записал беседу Анатолий Юрченко.

      Фото его же.
* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Парадоксы - историзмы

      На фабрике Энгельса в Манчестере рабочие в тяжелейших условиях работали по 13 часов в день. Заработанных денег им с трудом хватало на пропитание..
      Рабочих у Энгельса штрафовали по любому поводу и постоянно снижали и без того нищенские расценки.
      На полученные за счет нещадной эксплуатации рабочих средства Энгельс содержал Маркса, который никогда не работал, и призывал отнять у капиталистов их фабрики.
      Единственное дело, которое Владимир Ульянов провел в суде, было делом о потоптании крестьянскими лошадьми земель его хутора.
      Крестьяне заплатили Ульянову штраф.
      Мать Ленина сдавала землю хутора в аренду, а деньги посылала Ленину за границу, где он писал, что нужно отнять земли у помещиков.
      Крупный российский промышленник Савва Морозов содержал на свои средства партию большевиков. Придя к власти, они отняли у его наследников все имущество, а самих наследников расстреляли.
      Лев Толстой ни разу не посетил ни одной толстовской коммуны, и относился к толстовцам с большим подозрением.
      Основоположник сионизма Герцль в Палестине пробыл неделю, больше не выдержал.
      Леви Страусс никогда не носил джинсов, полагая, что солидному человеку рабочие штаны не к лицу.
      Создатель коньячной империи Шустов был старообрядцем, следовательно, алкоголя в рот не брал.
      Пушкин всю жизнь любил замужних дам. Когда ему намекнули на возможность измены его жены, он вызвал обидчика на дуэль и погиб.
      Пламенный защитник сионизма - журналист Борис Шустеф - живет в Америке и в Израиль не собирается.
      Вожди мирового пролетариата ни на каких заводах не работали.
      Во время парижской коммуны Маркс не рвался на баррикады, а писал коммунарам письма из своей лондонской квартиры.
      Основатель христианства в церкви никогда не был. Он посещал еврейский Храм.

Arthur Kalmeyer

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
АНТИИСТОРИЗМЫ

      Владимир Ильич великий был человек. В смысле скромности. Даже собственных похорон стеснялся. Всегда говорил: «Еще устроят что-нибудь... нескромное...» Поэтому его и хоронить не стали. Положили на всеобщее обозрение в Мавзолей. Чтобы каждый мог прийти и увидеть, какой великой скромности был человек...
      Иосиф Виссарионович очень любил свой советский народ. Неправда, что он с ним воевал! Воевал он только с тем народом, который достался ему в наследие от проклятого царизма...
      Никита Сергеевич принципиальный был человек. Сказал: «Покончим с культом личности». Вот так принципиально сказал - с ним принципиально и покончили: выпроводили на пенсию...
      Леонид Ильич опасливый был человек. Поэтому его везде двойники сопровождали. До сих пор неизвестно, кто на Красной площади похоронен - Леонид Ильич или его двойник...
      У Михаила Сергеевича желание было: построить социализм с человеческим лицом. А получался все время социализм с родимым пятном. На лысине...
      Борис Ельцин очень любил посидеть в хорошей компании «на троих». И вот однажды встретился он «на троих» в Беловежской Пуще с Кравчуком и Шушкевичем...

Анатолий ЮРЧЕНКО
г. Кировоград

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *