Поэт в России больше, чем поэт… Помним Его и чтим — умом и сердцем… Женины стихи — в «Огоньке» и не только…

Лирическое… ностальгическое вступление… 

Этот специальный литературно-мемориальный выпуск в рубрике «Страна Мемуария» мы посвятили вечной светлой памяти великого советского и русского поэта, классика Мровой Литературы Евгения Александровича Евтушенко. В этой, мировой, связи, мне вспоминается его, на первый взгляд, нескромное высказывание (весной 1974-го в подмосковном Переделкино, когда я с моим сыном Фиделем заезжал к нему в гости из якутского 

Мирного): «Старичок, теперь после смерти моего друга Пабло Неруды, я самый знаменитый в мире поэт.»… Сегодня мы перепечатываем из новогоднего(1990год) «Огонька» подборку Жениных стихов, и я, особо, хочу остановить Ваше читательское внимание на «Афганском муравье»… Точнее на незабываемых эпизодах моей приключенческой жизни, с этим стихотворением связанных. Как Вы видите, в «Огоньке» указана дата написания «Афганского муравья» — 1983-й. Но… я услышал этот стих из уст Поэта 18 декабря … 1980 -го.. В тот незабываемый вечер Женя прочитал этот стих из его черновой тетради (огромной, как амбарная книга) — нам — его гостям: великим советским футболистам Андрею Петровичу Старостину, Сергею Сергеевичу Сальникову, дочери и зятю Сальникова Юле и Олегу и… мне… Позднее, 20 лет спустя мой друг и земляк, по якутским северам, композитор св. памяти Олег Смирнов, положил «Афганского муравья» на музыку…Что Вы можете увидеть и услышать в нашей «просто ПРАВДЕ»:

http://prostopravda.ru/lit1.html​ — Афганский муравей — стих 

http://prostopravda.ru/lit2.html -Афганский муравей — песня 

Главный редактор «просто ПРАВДЫ» Вилен Очаковский. 

 

Евгений Александрович Евтушенко — советский и русский поэт, прозаик, режиссёр, сценарист, публицист, чтец-оратор и актёр. Был номинирован на Нобелевскую премию по литературе.

Родился18 июля 1932 г., Зима, Россия

Умер1 апреля 2017 г., Хиллкрест Медикал Сентер, Талса, Оклахома, США

 

 

 

Сегодня, в дни 88-й годовщины рождения Евгения Александровича Евтушенко редакция «Просто правды» публикует в рубрике «Страна Мемуария»  скриншот его подборки стихов «К портрету времени» в журнале «ОГОНЕК» №1 за 1990 год и текст самой подборки.

Какой лучший новогодний подарок может сделать поэт своим читателям? Конечно, новые стихи. Но в данном случае это будут новые для читателя, но все-таки старые стихи. Своеобразный термин: «новые старые стихи». У каждого из этих стихотворений особая судьба. Но сначала о судьбе собственной. Она сложилась так, что мне грех жаловаться на жизнь. Несмотря на всеобщую, а подчас и особо пристальную ко мне цензуру, мне удалось еще до ХХ съезда напечатать поэму «Станция Зима», а затем «Бабий Яр» и «Наследники Сталина». В 1987 и 1988 годах журнал «Знамя» наконец опубликовал двадцать лет пролежавшие стихи «В ста верстах», «Письмо Есенину» и другие. Гласность подарила этим стихам новую печатную жизнь. Однако меня, признаюсь, мучило, что в моем архиве до сих пор лежат стихотворения, которые я сам считаю значительными в моей гражданской и политической жизни.

 

Эти стихи я никогда не прятал, но очень редко читал их публично. И не давал никому в руки не из трусливых соображений, что мне от кого-то попадет, а потому, что до гласности они могли стать предметом политических спекуляций. Честно говоря, не хотелось мне услышать боль мою, прежде всего адресованную соотечественникам, в заграничной радиоинтерпретации, как это иногда бывает. Теперь, с развитием гласности, стихи эти перестали быть сенсационными, зато приобрели ценность исторических документов.

Стихотворение «Русское чудо», понимая, что его нелегко будет напечатать, я послал А.Н. Косыгину. Он через некоторое время мне позвонил и сказал. Что стихи его тронули до слез, что он читал его вслух дома своей семье, но что он не может помочь мне с публикацией. Продуктовые сертификатные магазины вскоре закрыли, однако до сих пор в нашей стране существует валютная раздвоенность. (Это ли не унизительно для страны и народа?)

Стихотворение «Афганский муравей» я написал в 1983 году и читал его лишь в самых интимных аудиториях. Однако у кого-то оказалась хорошая память (или спрятанный магнитофон), и недавно мне’ привезли из Афганистана на кассете трогательную солдатскую песню под гитару — на эти мои слова. Я рад тому, что наши ребята возвращаются наконец из Афганистана, день, когда наш последний солдат покинет афганскую землю, будет долгожданным днем для всех нас.

«Балладу о большой печати» я написал в 1966 году во время плавания по Лене. Вся эта история не анекдот, а действительно произошла на берегах Лены в середине тридцатых. Я надеюсь, что читатели «Огонька» за несколько ерническим тоном стихотворения угадают политическую сатиру на добровольную самокастрацию незадачливых доносчиков. Это стихотворение нравилось Корнею Чуковскому. :

Итак, представляю на суд читателей «Огонька» эти три стихотворения, в которых многое, к счастью, для нашего времени потеряло актуальность. Тем не менее сами стихи, надеюсь, не потеряли смысла, все они — штрихи к портрету определенного периода нашей истории.

Автор

 АФГАНСКИЙ МУРАВЕЙ

Русский парень лежит на афганской

земле.

Муравей-мусульманин ползет

по скуле

Очень трудно ползти… Мертвый

слишком небрит,

и тихонько ему муравей говорит:

«Ты не знаешь, где точно скончался

от ран.

Знаешь только одно — где-то рядом

Иран.

Почему ты явился с оружием к нам,

здесь впервые услышавший слово

«ислам»?

Что ты дашь нашей родине —

нищей, босой,

если в собственной —

очередь за колбасой?

Разве мало убитых вам,—

чтобы опять

к двадцати миллионам еще

прибавлять?»

 

Русский парень лежит на афганской

земле.

Муравей-мусульманин ползет

по скуле,

и о том, как его бы поднять,

воскресить,

муравьев православных он хочет

спросить,

но на северной родине сирот и вдов

маловато осталось таких муравьев.

1983

 

РУССКОЕ ЧУДО

 

Есть в Москве волшебный гастроном

Пол — ну хоть катайся на коньках.

Звезд не сосчитает астроном

на французских лучших коньяках.

Просто — без нажатия пружин

Там, как раб, выскакивает джин.

Там и водка — не из чурбаков.

Вся в медалях — словно Михалков.

Ходит шеф с трясущейся губой:

«С тоником сегодня перебой.

Кока-колы, извините, нет.

Запретил цензурный комитет.

Ну а в остальном, а в остальном…» —

Он рукой обводит гастроном,

принимая вдохновенный вид,

словно он по коммунизму гид.

В коммунизме — мощный закусон!

Как музейный запах — запах семг,

и музейно выглядит рыбец,

как недорасстрелянный купец.

У дверей в халате белом страж.

У него уже приличный стаж,

Но, к несчастью, при любом вожде

стражу. тоже нужно по нужде.

Ну а тетя Глаша мимо шла.

Видит — магазин, да и зашла.

Что за чудо — помутился свет:

есть сосиски, очереди нет.

Как бы не попасться на крючок.

Ведь она считала с давних лет —

вырезки есть только из газет.

Тетю Глашу пошатнуло вдруг,

и авоська выпала из рук.

Перед нею рядом, в трех шагах

вобла, как невеста в кружевах.

Тетя Глаша — деньги из платка:

«Вот уж я умаслю старика…»,

но явился страж и, полный сил:

«Есть сертификаты?» — вопросил.

Та не поняла: «Чего, сынок?»

А сынок ей показал порог.

Он-то знал, в охранном деле хват,

пропуск в коммунизм — сертификат

И без самой малой укоризны

выстуженной снежною Москвой

тетя Глаша шла из коммунизма

сгорбленно, с авоською пустой.

И светила ей виденьем дальним

вобла сквозь хлеставшую пургу,

как царевна, спящая в хрустальном

высоко подвешенном гробу…

 

1968

 

БАЛЛАДА О БОЛЬШОЙ ПЕЧАТИ

На берегах дремучих ленских

во власти глаз певучих женских,

от приключений деревенских

подприустав в конце концов,

амура баловень везучий,

Я изучил на всякий случай

терминологию скопцов.

Когда от вашего хозяйства

отхватят вам лишь только что-то,

то это, как ни убивайся,

всего лишь малая печать.

Засим имеется большая,

когда, ничем вам не мешая,

и плоть, и душу воскрешая,

в штанах простор и благодать.

Итак, начну свою балладку.

Скажу вначале для порядку,

что жил один лентяй — Самсон.

В мышленьи — общая отсталость,

в работе — полная усталость,

но кое-что в штанах болталось,

и этим был доволен он.

Диапазон ого был мощен.

.Любил в хлевах, канавах, рощах,

в соломе, сене, тракторах.

Срывался сев, срывалась дойка.

Рыдала Лизка, выла Зойка,

а наш Самсон бессонный бойко

работал, словно маслобойка,

на спиртоводочных парах.

Но рядом с нищим тем колхозом

сверхисторическим курьезом

трудились впрок трудом тверезым

единоличники-скопцы.

за дело правое борцы.

И пропищал скопец верховный:

„Забудь, Самсон, свой мир

греховный

наш мир безгрешный возлюбя.

Я эту штучку враз оттяпну,

И сколько времени внезапно

свободным станет у тебя.

Дадим тебе, мой друг болезный,

избу под крышею железной,

коня, коров, курей, крольчих

и тыщу новыми — довольно?

Лишь эту малость я безбольно

стерильным ножичком чик-чик!»

 

Самсон ума еще не пропил.

Был у него знакомый опер,

и, как советский человек,

Самсон к нему: «Товарищ орган,

я сектой вражеской издерган,

разоблачить их надо всех!»

Встал опер, свой наган сжимая:

«Что доказать скопцы желают?

Что плох устройством белый свет?

А может,— мысль пришла

тревожно,

что жить 6ез органов возможно?»

И был суров его ответ:

«У нас, в стране Советской, нет!»

В избе, укрытой темным бором,

Скопцы, сойдясь на тайный форум,

колоратурно пели хором,

когда для блага всей страны

Самсон — доносчик .

простодушный

при чьей-то помощи радушной —

сымал торжественно штаны.

И повели Самсона нежно

под хор, поющий безмятежно,

туда, где в ладане густом

стоял нестрашный скромный

стульчик,

 

простым-простой, 6ез всяких

штучек

и без сидения притом

(оставим это на потом).

 

И появился старикашка,

усохший, будто бы какашка,

Самсону выдав полстакашка,

он прогнусил: «Мужайсь, родной!», =

поставил на пол брус точильный

и ну точить свой нож стерильный

с такой улыбочкой умильной,

как будто детский врач зубной.

 

Самсон решил, момент почуя:

«Когда шагнет ко мне, вскочу  я

и завоплю что было сил!» —

но кто-то, вкрадчивей китайца,

открыв подполье, с криком:

«Кайся!»

вдруг отхватил ему и что-то,

и вообще все отхватил.

И наш Самсон, как полусонный,

рукой нащупал, потрясенный,

там, где когда-то было то,

чем он, как орденом, гордился

и чем так творчески трудился,

сплошное ровное ничто.

И возопил Самсон ужасно,

но было все теперь напрасно.

На ном лежала безучастно

печать большая — знак судьбы,

и по плечу его похлопал

разоблачивший секту опер:

«Без жертв, товарищ, нет борьбы».

 

Так справедливость, как Далила,

Самсону нечто удалила.

Балладка вас не утомила?

Чтоб эти строки, как намек,

здесь никого не оскорбили,

скажите — вас не оскопили?

А, может, вам и невдомек?

1966

 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

15 комментариев к записи “Поэт в России больше, чем поэт… Помним Его и чтим — умом и сердцем… Женины стихи — в «Огоньке» и не только…”

  1. Вот мой ответ Виталию Литвинову на его весьма понятный » отклик» на судьбоносное Евтушенковское стихотворение о » несчастной тёте Глаше.» Стишок — так себе, ни рыбов ни мясов, Подобен — » Служил Гаврила почтальоном» При попытке отправить свой коммент Литвинову. получил ожидаемое — » не по адресу » поэтому, посылаю ЭТО вам. Можете использовать его как конкретный коммент — ответ и Литвинову и тов. Заполярному. Ну в общем — как вам будет угодно. — Но думаю — «номер не пройдёт» Не огорчаюсь, ибо не прихожу в дикую радость при виде изложения моих «дум» в печатном виде И — » Вас, Уважаемый Литвинов — внимательно выслушал, хотя и не совсем понял «панегирики» к Евтушенсковскому «Русскому чуду». Некрасиво получается. Ибо Е.Е. сам неоднократно «отоваривался» в «Елисеевском» и даже оставлял скромным работникам этого «общепита» свои благодарственные автографы. Но вот что меня позабавило — поэт, так детально, со знанием дела, описавший «чудовищную» социальную несправедливость в данном, конкретном своём трагическом описании старушки, тёти Глаши, возжелавшей прикупить воблочки своему старику и которую Соколовские соколы, чуть не отправили, за отсутствие «сертификата» , рубить лес на просторах Сибири — самм конечно же этот сертификат ИМЕЛ. и даже АДРЕССНО получал наборы продуктов к праздникам и не только . Адреса и тогдашних получателей «Елисеевских благ» имеются в архивах, Но вот только беда какая — с самих этих архивов до сих пор не сняты грифы «СЕКРЕТНО » Просматривая списки эпохальных произведений поэта, за 1984 год, ( Юрия Константиновича Соколова, ген директора «Елисеевского» расстреляли в декабре 1984 г. ) — я не увидел ни одного » УРА, УРА «Е.Е. по этому, наконец то свершившемуся факту. Трёхтомник его виршей изданный в 1984 году — был. Здравицы в его честь были, а восторга по поводу закрытия «Елисеевского — не было. Запамятовал вероятно наш «корифей» о своей любви к несчастной «тёте Глаши»

    • АнатОлиш:

      P.S.Уважаемый Виталий ! Я потрясён вашими признаниями «А стихотворение «Русское чудо» это вообще исторический документ, который следовало бы прочесть некоторым. ностальгирующим по благословенным сссровским временам. » Уважаемый господин Литвинов. Это я есмь тот самый, ностальгирующий по благословенным ссссссссровским временам. И я не «скакал» подобно некоторым нашим обличителям неправильного образа жизни в сссссэрии «товарищам» по городам и весям «за бугром» в поисках «земли обетованной» и в меру сил своих вносил капельки цветочной пыльцы в соты строительства и благополучия моей Родины СССР, а не «сссссри», кстати именно так называют Бывший Советский Союз, некоторые наши бывшие «братья,», а также ЗАБУГОРНЫЕ нынче наши друзья и коллеги» Так что — уважаемый, Dы не одиноки в своей «фобии», (по научному — «Ксенофобии» ) к СССР. ! С чем я Dас и поздравляю. Бывает, ошибся дверью. Система многогранности русского языка подвела. Вижу — табличка на двери — » Уборная» Так , в «старорежимных» театриках назывались комнатки подготовки облика актрис при выходе на сцену. Предвкушаю аромат духов, обилие зеркал. яркий свет свечей, и милых дам. Открываю и вижу , простите, уборную, в том смысле, который вкладывает русский человек при входе в туалет.

      • Виталий Литвинов:

        И понеслось говно по трубам!!!
        У Анатолия случилось недержание,
        Бежал в уборную, почти что без сознания,
        Едва, успел! К очку домчался
        И хорошо-в штаны не обосрался.(шутка)
        Ну а теперь по существу. Сертификатные магазины это была витрина зарубежной жизни. сами того не понимая. коммунистические правители страны. показывали народу. что там. за бугром. под «гнётом капитализма» народ живёт на порядок благополучнее. чем при «социализьме с человеческим лицом». Ну. а что вы хотели от старцев выживающих из ума, но крепко. цепляющихся за власть? Они такими были с первых дней после захвата власти. ради неё любимой, они загубили миллионы человеческих душ наших соотечественников, миллионам исковеркали души, пропагандой, причём неизлечимо. Это видно по Анатолишу. Анатолиш-жертва коммунистической пропаганды, хотя и пыжится доказать. что это его выстраданное мнение.Ладно бы он один был такой. но таких ещё остались миллионы. И пройдёт немало лет. пока их останется с гулькин нос, полностью отзомбированных. не согласующих своё мировоззрение с реалиями жизни. Это черта всех людей. исповедующих любую идеологию и религию. В религии они рабы божьи, в идеологии рабы идеологических постулатов и мир они видят только через идеологические шоры. Так что я нисколько не удивлён налётом Анатолиша на Евгения Евтушенко. а заодно и на меня. Евтушенко, как и я. имели своё, отличное от коммзомби мнениек, а исповедующие идеологию не терпят никакого другого мнения. кроме ссвоего, но оно им своим только кажется, его им вставили в мозг ещё с рождения. вот и живут инвалидами всю жизнь.

      • nina:

        Случайно наткнулась на Ваш диалог с Литвиновым.
        Не берусь оценивать поэтические достоинства «Русского Чуда», скажу о другом.
        «Некрасиво получается. Ибо Е.Е. сам неоднократно «отоваривался» в «Елисеевском» и даже оставлял скромным работникам этого «общепита» свои благодарственные автографы»

        Если человек в силу каких-то причин имел возможность «отовариваться»,то из этого не следует,что он не имеет права писать о социальной несправедливости!
        Как раз наоборот,НЕСМОТРЯ НА ЕГО ВОЗМОЖНОСТИ, он СУМЕЛ УВИДЕТЬ,что имеет место социальная несправедливость, а ведь,как правило, люди с «возможностями» этого не видят и не чувствуют.Так что, наоборот, хвала ему и честь за такое! Не часто это встретишь у тех,кто привык сладко есть да мягко спать!

        «и в меру сил своих вносил капельки цветочной пыльцы в соты строительства и благополучия моей Родины СССР»

        А на каком основании Вы решили,что Литвинов не вносил?
        На том, что не выказывает ностальгический экстаз?А может он вносил больше Вашего?

        • Виталий Литвинов:

          Спасибо Нина за поддержку! Мы свой вклад вносили по разному, Анатолиш под знаменем коммунизма. а я просто так, работал выдавая уголёк на гора, чтобы это знамя было чем подсветить.И в грудь свою не стучал при этом, грязная она была от смеси угольной пыли и солёного пота.

          • Редактор "пП":

            Аплодирую стоя — ВАМ, уважаемые Нина и Виталий! А нашему уважаемому АнатОлишу хочу пожелать, ХЛАДНОКРОВНО(!) осмыслить критические замечания коллег Нины и Виталия, да и мои, тоже,чтобы не заслужить, в очередной, раз как по Ильфу и Петрову:»И тут Остапа(в нашем случае, АнатОлиша)» понесло…

  2. nina:

    Вилен,Я Вас понимаю,Евгений Ваш большой друг и много для Вас сдела.Поэтому спорить не буду.Скажу только, что Путь в Большую Поэзию (как и,вообще, путь в любое искусство,или науку)я представляю себе совершенно иначе. Это отношение учитель-ученик,передача мастерства. Это и только это.Ну, еще в рассматриваемом случае помощь в выпуске первого сборника.
    Так я это вижу.

Оставить комментарий

Thanks: Braintreeband